Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Сюжетные квесты » Игра начинается (Книга пророчицы из Кум -III часть)


Игра начинается (Книга пророчицы из Кум -III часть)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s7.uploads.ru/t/K3V5l.jpg


УЧАСТНИКИ
Марк Лоллий, Эмилия Муза
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
июньские иды, Рим
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Воришке Марку не повезло. Едва избегнув незаслуженной смерти, он попал в другую беду. Кто-то рассказал сильным мира сего о его умении залезть в любое окно, будь оно даже слуховым, а также об умении ступать бесшумно. Эти его качества и решили использовать заговорщики, умышляющие против императора. Разговор у них был недолгий, но убедительный, а Марк был парень понятливый, поэтому согласился похитить некую книгу из таверны Трилусса, недалеко от Рима. Книга должна находиться у женщины в плаще из волчьей шкуры, а остальное Марку знать было незачем. Но и на этом злоключения уличного мальчишки не кончились. Избавившись от компании заговорщиков, он попал в другую компанию, не менее "приятную", чем предыдущая, но куда более опасную. Все охотятся за неведомой книгой, а сияющий Феб безмятежно взирает на это.

+1

2

Под босыми ногами снова были камни мостовой, Марк смотрел как повозка весталки отправилась дальше. Юноше было немного жаль, что этот разговор так быстро закончился, да ещё и он натупил и казалось даже задел девушку своими страхами.
Идти было особо некуда, потому юноша поплёлся в сторону Храма, надеясь если не воспользоваться приглашением весталки, то хотя бы получить хоть какую-то помощь. Марк с грустью вспомнил родной дом, вообще он редко вспоминал его, но сейчас это было пожалуй единственное место куда бы он мог податься. Только вот дом был недосягаем, избитым в матросы никто не возьмёт, а денег платить за провоз не было. Вообще ничего уже не были, ни комнату снять, ни пирожок купить.
Впрочем, без приключений до Храма Марку не суждено было дойти.
Чьи-то руки схватили мальчишку и быстро затянули в ближайший переулок. Через несколько минут он снова появился оттуда, ещё более побитый, хотя казалось дальше уже просто некуда, и ещё более печальный. Теперь на русокудрую головушку свалилось счастье украсть эту проклятую всеми богами книженцию.
Кому она вообще могла понадобиться?!
Народу на улицах становилось всё больше и больше, а после повторной экзекуции, просто показательной, что может случить в случае если книжки не будет, сил всё меньше и меньше, да и внимания избитый голый пацан привлекал слишком много. Так что Марк чуть подумав, свернул в один из переулков и найдя место где не было людей повалился на землю. Здесь брусчатки уже не было и грязный впалый живот щекотала только бледная пожухлая травка, что прорастала здесь, в вечной тени только каким-то чудом. Юный воришка решил полежать немного, пока не вернутся силы, может даже до вечера, когда на улицах станет меньше народу и можно будет свободно прокрасться к храму Весты.

+3

3

В толпе, наблюдавшей за счастливым избавлением воришки, находился чёрный великан, чья гладко выбритая голова возвышалась над окружением на целый пехий. Эребус,  мирмиллон из Лудус Магнус, три года назад был выкуплен у ланисты за сто сестерциев управляющим Эмилии Музы и сменил опасное ремесло гладиатора на непыльную работёнку в качестве начальника охраны в лучшем лупанарии города. Он следил за Марком Лоллием с  момента ареста. Накануне госпожа дала ему ясное и недвусмысленное указание: доставить мальчишку в «Медузу» и запереть его там до её дальнейших распоряжений. Не бить, не угрожать, просто закрыть на замок в дальней комнате, предназначенной для оказания особых услуг наиболее важным гостям. Предстоящая казнь сломала все планы гиганта, но он всё-таки решил досмотреть представление конца, убедиться в том, что ничего сделать нельзя и таким образом снять с себя вину за то, что приказ универы не выполнен. Следуя на безопасном расстоянии за ликторами, ведшими воришку к месту казни, Эребус удивлялся тому, что универа остановила свой выбор на щуплом недоноске. Он никак не мог понять, для каких целей его госпоже понадобился этот тщедушный красавчик. Мальчиками она точно не интересовалась, да и мужчинами тоже. Единственное, что приходило в голову – она решила продать его какому-нибудь стареющему сластолюбцу, приехавшему в Рим в поисках свежего мяса. Лицо гиганта искривилось в брезгливой гримасе: невелика потеря, если красавчика бросят на съедение рыбам. Будь его воля, он бы собственноручно пошвырял всех римских воров и охотников подставлять свой зад богачам в садок с муренами, находившийся в поместье его госпожи. Бывший гладиатор  презирал обман и ловкачество, предпочитая им грубую, но зато честную силу. Содомия же была глубоко противна его прямодушной и мужественной натуре
Повозка весталки,  преградившая путь процессии, и последовавшее за этим событием освобождение преступника, заставили его вернуться к первоначальному плану. Однако пришлось повременить с осуществлением задуманного: мальчишку как следует поучили уму-разуму в заросшем травой переулке неизвестные личности. Выждав, пока суровые наставники уйдут, Эребус подошёл к валявшемуся на траве нерадивому ученику и, подхватив его под мышки, рывком поставил на ноги.
- Пойдёшь со мной, щенок, - процедил он тоном, не терпящим возражений. – Не трусь: там, куда я тебя отведу, получишь еду и чистую одежду. И не вздумай дать дёру по дороге, иначе...
Чёрный кулак размером с вилок капусты красноречиво покачался у разбитого носа Марка Лоллия. Гигант снова скользнул презрительным взглядом по худосочному купидону, избитому до такой степени, что, казалось, на коже не осталось ни единого чистого пятнышка, усмехнулся и добавил:
-А не можешь идти – ползи. Но тащить на себе я тебя не буду.

Свернутый текст

Взглянуть на Эребуса можно здесь

Отредактировано Эмилия Муза (2015-08-21 08:59:43)

+3

4

Даже тут в стороне от всех, в тени переулка полежать Марку толком не дали. Казалось, только юноша закрыл глаза, как в ту же секунду кто-то его вздернул вверх и поставил на ноги. От такой смены положения, а может и от доставшихся за сегодня тумаков, у воришки мигом закружилась голова, так что просто сконцентрировать взгляд на эфиопе стоящем перед ним уже стоило усилий.
Да еда и одежда это хорошо, правда, Марку сейчас хотелось чтобы его просто оставили в покое. Да и вообще этот эфиоп мог бы и повежливее быть. Хотя стоит признать, конечно, что после всего пережитого мальчишка выглядел крайне непрезентабельно.
Воришка хлюпнул разбитым носом.
- Пойду, пойду.
Согласился он, новых побоев ему только не хватало и так всё тело болело, как один большой синяк.
- Ты, случайно, не захватил с собой каких-нибудь тряпок?
Поинтересовался он скорее для галочки, поскольку и так было понятно, что от этого "вежливого" типа врядли дождёшься толковой помощи. Зато короткий отдых явно дал восстановить сил, как раз чтобы можно было поиздеваться над этим здоровяком, так что понесёт или не понесёт ещё можно было поспорить.
Марк двинулся прочь из переулка, следом за эфиопом, правда ноги он передвигал настолько неторопливо, переставляя каждую с таким трудом, что казалось смертельно раненная черепаха двигалась бы быстрее, если место назначения находилось не на другой стороне переулка, то путешествие обещало затянуться, если не на годы и месяцы, то хотя бы на недельку-другую.

+3

5

- Знал бы, что встречу такого голодранца - обязательно бы прихватил с собой тогу, -  сочувствия в голосе Эребуса было ровно столько же, сколько золота в медном ассе. Однако вести за собой по многолюдным улицам избитого, грязного, и главное – голого подростка ему не хотелось. Оглядевшись по сторонам, нубиец заметил спавшего в тени развесистой оливы пьянчугу-нищего, прикрытого дырявым лоскутным одеялом*. Недолго думая, он сдёрнул с него эту изношенную попону и в качестве возмещения положил на ладонь спящего несколько мелких монеток и крепко сжал его пальцы в кулак. Пьянчужка перевернулся на другой бок, что-то пробормотал и снова захрапел.
- Прикрой причиндалы, - нубиец протянул кусок ткани Марку Лоллию и более добродушным тоном добавил, - Слыхал о "Медузе"? Вот туда мы с тобой и идём, дружок...Считай, что тебе сегодня повезло дважды.

Свернутый текст

Такие одеяла шили из кусков, вырезанных из старых туник и плащей, и использовали в качестве попон для мулов или, намачивая в уксусе, для тушения огня. Бедняки и рабы спали на них и покрывались ими.

Отредактировано Эмилия Муза (2015-08-27 15:20:24)

+2

6

Чуть скривившись, он принял драную подстилку нищего от своего очередного сопровождающего и накрутил её на бёдра. Одежка не фонтан, но лучше чем ничего.
Конечно же Марк слышал о "Медузе", это было заведение того недостижимого уровня, о котором бывшие товарищи воришки говорили с придыханием, неизменно добавляя "вот разбогатею". Юноша совершенно не понимал, что ему, да ещё в таком состоянии и виде там делать.
В любом случае, внимание к собственной персоне чувствовал какое-то дюже нездоровое и вполне естественно, что хотелось забиться куда-нибудь в норку и чтоб никто там не трогал. Пусть Фортуна не обижается, но такого везения Марк больше не хотел.
Может в лес убежать?
- Да я как-то не одет, для "Медузы". Да и денег у меня нет. Ну и не хочется пока. Я пойду тогда хорошо?
Марк собрал силы и попробовал нырнуть в первую попавшуюся подворотню, а там уже можно дать дёру из всех оставшихся сил.

+2

7

Длинная мускулистая рука, покрытая старыми шрамами и рубцами, метнулась к воришке и кузнечными клещами сжала его плечо.
-Мало тебе досталось сегодня? – вкрадчиво проинтересовался Эребус и свободной рукой схватил Марка Лоллия за ухо и начал его выкручивать. – Сейчас добавлю.
Несмотря на строгий запрет госпожи бить пленника, он счёл эту экзекуцию легкой острасткой. В понимании бывшего гладиатора «бить» означало совсем другое.
-Оставь его, черный вепрь! Как можно обижать такое милое дитя?  – низкий и чуть хрипловатый, но от этого казавшийся ещё более  призывным девичий голос заставил бывшего мирмиллона отпустить ухо Марка, но второй рукой он продолжал крепко удерживать его за плечо.
- Тебя каким ветром сюда занесло, Нисса? – хмуро спросил он девушку, - невысокую смуглую красавицу, чья фигура напоминала песочные часы, ногти на узких, чуть вытянутых кистях и ступнях были выкрашены ярко-красной хной, а в густые черные кудри вплетены несколько сверкающих золотых монет. В правой руке девушка держала большую плетеную клетку в виде домика с большим кольцом на крыше, в которой попискивало около десятка мышек-полёвок.
- Ходила на Коровий рынок за обедом для Асклепия, - ответила она, покачивая клетку на указательном пальце, продетом сквозь кольцо, и в упор разглядывая временного подопечного Эребуса. –Куда ты его ведёшь, черный вепрь? - внезапно спросила она у нубийца, по-прежнему разглядывая Марка и улыбаясь каким-то своим мыслям.
-В «Медузу», как велено, - ответил нубиец и снова поддёрнул воришку к себе поближе. – Ну так что, миром пойдёшь, или без одного уха?
Девушка, которую он назвал Ниссой, засмеялась и взяла Марка Лоллия за руку:
- Не спорь с ним, дружочек: у этого грубияна целая коллекция чужих ушей, он ее хранит в холщовом мешке под своим солдатским ложем. Считай, что я тебя приглашаю: у меня своя комната в «Медузе» и ты поможешь мне накормить Асклепия и разделишь со мной обед: полакомишься отборными финиками, свежим овечьим сыром, полбой с жареным салом и альбанским вином.  А прислуживать нам за столом будут усердные рабы Эрос, Потос и Химерос, - закончила Нисса свое приглашение, бросая лукавый и слегка насмешливый взгляд на грязного и избитого юношу, едва прикрытого не менее грязным и дырявым одеялом.
Эребус закатил глаза к небу:
- Язык у тебя без костей, девчонка, вот и чешешь им почём зря. Асклепий – это её питон, она с ним в «Медузе» перед женскими боями задницей вертит, - доверительным тоном сообщил он уже Марку и хмуро добавил. – Ещё неизвестно, кто кого и чем накормит.

Эрос, Потос и Химерос

Божества плотской любви и сладострастия

Изображение Ниссы и Асклепия здесь Sub rosa

Отредактировано Эмилия Муза (2015-09-08 16:45:12)

+3

8

Всё же пережитое за сегодня не прошло бесследно и оставило не только синяки, тело слушалось не очень хорошо, так что ускользнуть от эфиопа не удалось. Почти сразу же одни клещи сжали плечо, чуть ли не до хруста в ключице, а вторые вцепились в ухо.

- Много, много, - запричитал Марк, вставая на цыпочки и вытягиваясь вверх за рукой тянущей ухо, - хватит уже. Я иду!
Впрочем, не его причитания заставили пальцы на ухе разжаться, а совсем иные слова, произнесенные иным голосом. В собственной милости воришка всегда сомневался, а сейчас так в особенности, грязь, синяки и дранные одеялки не прибавляют милоты.
Пока эфиоп и красавица беседовали, как закадычные друзья, Марк снова покосился на переулочек, куда собирался нырнуть до этого, если бы ему хватило терпения, он бы мог сделать это сейчас, занятый разговором амбал уже не поймал бы его так легко. Блондин хлюпнул носом и подтянул рванину, закрепив её повыше на бедрах.
Из-за собственного состояния Марк чувствовал себя неуютно под пристальным взглядом девушки. В любой иной ситуации этот взгляд его не мог не порадовать и он бы не упустил бы случая немного пофлиртовать, но сейчас на это не было не сил, да и его собственный вид скорее всего вызывал жалость, а не желание заигрывать.
Решив, что у красавицы ему все равно ничего не светит, воришка очень натурально изобразил слабость в ногах и подгибающиеся колени, после чего плюхнулся задом на пыльную дорогу. Весу в шестнадцатилетнем юнце было не особо много, но удерживать его одной рукой, да ещё и из неудобного положения, даже такому здоровяку как этот эфиоп было не по силам.

- Пойду, пойду, - уже откуда-то с земли отозвался Марк на вопрос эфиопа, - отдышусь только чуть. Ноги совсем не держат.
А вот последовавшие за словами эфиопа слова девушки немало его удивили. С чего такой красотке, приглашать к себе в комнаты самого элитного во всем Риме, а значит и империи лупанария, избитого уличного оборванца. Провожая взглядом красотку, юнец краем уха отметил, что эфиоп говорит ещё чего-то.
Воришка предпринял попытку встать, однако в первый раз только снова плюхнулся коленями в дорожную пыль, вторая попытка оказалась более успешной. Марк уцепился за ногу эфиопа, а потом и за его пояс, незаметно пробежавшись легкими пальцами по одеянию амбала. Всё это притворство было не просто так, будь на месте чернокожего раба из лупанария, какой-нибудь состоятельный гражданин, его бы кошель уже перекочевал на пояс Марка, а так мальчишка пока интересовался только ножом или кинжалом, вряд ли он смог бы спрятать, что-то более крупное под своим нынешним одеянием.

- Ну что, веди уж.
Заявил он кое как выпрямившись и переставляя ноги в сторону, в которой по его мнению должна была находиться "Медуза", в этот раз Марк шёл ещё медленнее чем в начале, надеясь, что такая черепашья скорость наконец выведет из себя эфиопа, который медленным шагом передвигался раз в пять быстрее своей жертвы.
Народ уже откровенно начинал коситься на здоровенного амбала волокущего куда-то избитого, окровавленного и почти голого юнца.

+1

9

Нисса будто и не замечала всего того, что более чувствительного человека отвратило бы от Марка Лоллия напрочь, как от прокаженного: ни сочащихся сукровицей рубцов, ни грязных потеков на лице и торсе, ни слипшихся и потемневших от пота волос. Руку она отняла, но не потому, что брезговала прикасаться с избитому и покрытому грязью юноше: просто он настолько резко повалился на землю, что ей ничего больше делать не оставалось. Тем не менее она внимательно наблюдала за каждым его движением и в какой-то момент еле заметно одобрительно кивнула головой.
-Следуйте за мной, - с небрежностью, присущей только очень уверенным в себе людям, сказала красавица, и направилась в сторону, где была "Медуза". Всю оставшуюся часть пути ни она, ни Эребус не вымолвили ни слова. В "Медузу" троица зашла с заднего хода: по-видимому, Нисса опасалась, что появление Марка Лоллия разгонит всех клиентов.
- Дай мне ключ от терм, - бросила она распорядительнице, сидевшей у входа. - Нашему гостю нужно как следует отмыться. А ты, чёрный вепрь, накорми Асклепия.
Не ожидая возражений, Нисса сунула клетку с мышами в руку нубийца,а сама, вооружившись ключом, повела юного воришку в теплый и сухой тепидарий: в "Медузе" были свои собственные термы, отделенные от основного здания уютным двориком,  в котором был разбит благоухающий цветник. Но не пройдя и нескольких шагов, красавица остановилась и обернулась к юноше:
- С чего предпочтёшь начать, дружок? С тепидария или фригидария?

Отредактировано Эмилия Муза (2015-09-20 10:32:08)

+1

10

Как не прискорбно, но с земли пришлось подыматься. Треклятый эфиоп так и не удосужился хоть как-нибудь отреагировать на попытки замедлить ход процессии, а когда к парочке присоединилась Нисса Марк и вовсе бросил эти попытки. Ковыляя за танцовщицей и амбалом воришка всё пытался понять причины столь повышенного внимания к собственной персоне. Казалось, что вообще всем до него сегодня есть дело, слишком ретивым ликторам, каким-то незнакомцам, прислуге из самого богатого в городе лупанария, даже богам, пославшим весталку пресечь его путь к рек, казалось было не всё равно. От всего этого внимания, Марк чувствовал себя чуть ли не хуже чем от побоев, внимание для вора всегда сулит неприятности. Сейчас же было вообще непонятно, что послужило причиной.
Хотя таинственная книга, о которой говорили незнакомцы могла быть ключом к разгадке. В конце концов он решил, что в "Медузу" его зовут тоже не просто так, собственно, для этого умозаключения много ума не надо было.
От размышлений Марк очнулся только тогда, когда они все уже стояли у задней калитки лупанария.
Распорядительница, почти не уделила внимания эфиопу и танцовщице, а на юноше чуть подзадержалась. Воришка вполне логично предположил, что скорее всего она сначала приняла его за раба, а после слов Ниссы и присмотрелась повнимательнее, что за гость такой странный.
Он проследовал вслед за Ниссой к бане. Оба её вопроса, заставили парня на миг задуматься. Обращение "дружок" несмотря на тон, как-то неприятно покоробило. В фригидарий Марку не хотелось абсолютно, крови он конечно потерял не особо много, но даже от этого его немного колотило, а может просто от пережитого. Да и в тепидарий тоже наверное рано. Ему бы помыться, в в тпидарии только и ждать что пот начнёт попадать в свежие раны.
- Я бы сначала, просто обмылся бы.
Марк только сейчас чуть ли не физически ощутил насколько грязен. Он чуть смущенно глянул на танцовщицу и добавил.
- Вы не могли бы прислать какого-нибудь мальчишку, который смог бы помочь мне обработать раны?
В таком лупанарии наверняка были рабы на любой вкус и на любой запрос, но воришке было несколько неудобно просить чтобы ему выделили какого-нибудь помощника для мытья. Не привык он к такому и в общественных банях скорее сам за несколько монет предлагал более состоятельным посетителям поработать скребком.

+1

11

Во взгляде Ниссы промелькнуло недоумение, смешанное с состраданием:
-Ты хочешь сразу пройти в каллидариум? - спросила танцовщица, приподнимая брови. - Не жарковато ли там будет? А в раздевалке никаких приспособлений для мытья нет, уж извини. Но поступай как хочешь: в твоем распоряжении все термы, а после того как ты ополоснёшься, тебе поможет обработать раны Педаний.
Нисса открыла дверь, ведущую в аподитериум:
- Не бойся Педания: он знает толк в мазях и притираниях, а руки у него волшебные, уж ты мне поверь! К тому же он евнух, поэтому никакой опасности не представляет, хоть ты и прехорошенький, как Купидон! А теперь прощай, дружочек, и постарайся быть разумным мальчиком: ты ведь знаешь, что кроме бань в нашем городе есть Бо-о-льшая Клоака...
Танцовщица довольно бесцеремонно подтолкнула воришку внутрь, захлопнула за ним дверь и повернула в замке ключ.
Вернув ключ распорядительнице у выхода из "Медузы", она напоследок приказала так, как будто была хозяйкой заведения:
- Мальчишку никуда не выпускать, пока за ним не пришлют носилки от моего имени. После мытья накормите его как следует, дайте ему чистую одежду и глаз с него не спускайте. Я сегодня ночую не здесь, пусть Эребус присмотрит за Асклепием.

Свернутый текст

Марк Лоллий, упоминание евнуха можете считать шуткой смешливой девицы ) Разумеется, никакого Педания там нет 

Отредактировано Эмилия Муза (2015-09-20 15:51:26)

0

12

Марк невольно сморщился когда девушка толкнула его в избитую спину. Дверь закрылась, а следом тихонько звякнул металл. Юноша сразу же узнал этот звук, ключ повернувшийся в замке. Отлично, оставалось надеяться что он один заперт в этих термах.
Некоторое время Марк оставался у двери, собираясь с силами и прислушиваясь. Правда, разобрать бормотание за дверью он не смог, да и в помещениях бани было тихо, если там и был кто-то то он не производил никакого шума. Кое-как отдышавшись парнишка отправился по комнатам, чтобы окончательно убедить себя, что он зря привлекает своими фантазиями Тимора.
Вопреки словам девицы, в бане оказалось пусто и никакого Педания не было и в помине.
Вернувшись в первую комнату, Марк, опять же сморщившись, опустился на лавку. Сил на мытьё просто не было, поэтому бросив свой коврик на гладкий камень парень вытянулся на лавке на животе, щадя истерзанную спину. В этот раз не было никакого настырного эфиопа который мог бы прервать долгожданный отдых. Веки налились тяжестью и Марк сам не заметил как задремал.

Распорядительница меж тем, как обычно с вечным выражением недовольства на лице, занялась остальными приказами танцовщицы. Ни с одеждой, ни с едой проблем не возникло. Несмотря на то, что распорядительница так и не понимала, с какой стати кормить и одевать этого оборванца, она всё выполнила в лучшем виде. Правда, через какое-то время женщина начала раздражаться, что мальчишка за которым ей поручили пригляд так и не показывался из терм, поди захлебнулся там от счастья, не каждый день всякой уличной шелупони в таких термах мыться перепадает.
Однако, когда раздражение уже начало передаваться в руки она вспомнила, что ключик то от терм у неё, даже захоти малец сбежать, сделать ему это было бы ой как непросто.  Взгляд глаз, с пожелтевшими от времени белками метнулся к окошкам в куполе терм, когда там никого увиденно не было, распорядительница только ещё больше разозлилась. Она отправилась в комнаты рабов, что были приставлены к термам, где в одной куче спали и истопники, и специалисты массажу. Поймав первого попавшегося мальчишку, ну не девушку же к парню засылать. Мальчишка был довольно смуглым, с широкими запястьями и по детски крупными ступнями и ладонями, судя по всему не обошлось без египетской крови.
- Иди в термы, позови нашего гостя, всё уже готово. Скажи, скоро носилки могут прислать.
Через пару минут мальчишка прибежал обратно. Он несколько запыхался, да и лицо его было встревожено.
- Уважаемая домина, он там спит. Немытый. На лавке. Ещё и кровью накапал. Всё равно звать?
- Vae*, нет. Иди быстро туда и сделай всё как надо. Помоги этому какатору** отмыться и привести себя в порядок. Вот ему одежда и мазь. Быстро.
Мальчишка схватил предложенное и умчался обратно в термы.

Долгожданный сон был глубоким, без сновидений. Марк просто отрубился, стоило только его голове коснуться твердой поверхности лавки. Даже когда прибежавший мальчишка принялся натирать исстрадавшуюся спину маслом и осторожно счищать грязь скребком, а потом и промывать раны, смазывая чистые густой мазью пахнущей травами, воришка почти не чувствовал этого, только иногда морщась и что-то бормоча сквозь туман забытья.
Очнулся он только когда сервус попытался перевернуть его на другой бок, с левым он уже закончил. Причем, старательный мальчишка слишком буквально понял распорядительницу "всё как надо" и пока Марк валялся в забытье успел не только натереть спину мазью, не только растереть маслом, а потом собрать грязь, но и удалить все волосы с половины тела.
Воришка глухо застонал, не то чтобы он не следил за собой. Просто в родном Нарбо Марциус никто особо не следовал этой римской моде, да и сам Марк так и не смог свыкнуться с этой живодёрской процедурой. Осторожно перевернувшись как того требовалось его смуглому мучителю он постарался снова провалиться в забытьё. Впрочем, ловкие пальцы оказались вполне опытными и юноша почти не чувствовал его манипуляций. Впрочем, удивляться тут было особо нечему, в "Медузе" было не место неопытным и неумелым рабам.
Вскоре и с этим было покончено. Сон, пусть и краткий, успел отчасти восстановить силы, так что с лавки Марк поднялся даже сам. Сделал несколько шагов на задеревеневших ногах и принялся искать свою подстилку. Найти ей ему было не суждено, он не видел как сервус, пока он валялся в отключке выкинул вонючую тряпку от греха подальше и сейчас просто подал гостю новую тунику. То ли распорядительница оказалась чуть подслеповата, то ли это была такая изощренная месть от неё, только туника оказалась чуть маловата, видимо совсем для подростков.
Ёжась и старясь пониже оттянуть тунику Марк последовал за банщиком и вскоре оказался за небольшим столом где-то в уголке. На столе стояла вполне простая снедь, для "Медузы" конечно, для большей же части жителей Рима это был просто роскошный обед. Только сейчас юноша ощутил насколько он голоден и сразу же набросился на еду. Даже неприязненный взгляд распорядительницы не смог отбить ему аппетита, хотя в иной ситуации это и могло иметь успех.
Паланкин прибыл когда Марк ещё ел, и пришлось прервать трапезу. В носилках воришка снова устроился не вполне традиционно, на животе, попой и спиной кверху, тщательно задернув все занавески. Ему почему-то не хотелось, чтобы его видели разъезжающим в частных носилках. Стоило рабам двинуться в путь, как Марк снова погрузился в сон, на этот раз даже сладостный и сытый.

_________________________________________________
**  засранец

+1

13

Носилки с гостем были внесены на территорию поместья  через боковые ворота и доставлены к вымощенной каменными плитами площадке около искусственного пруда, в котором содержались пятнистые мурены. Марка Лоллия разбудили и, дав ему выбраться из носилок, подвели к площадке и усадили в кресло, рядом с которым стояло второе – в нём расположилась неизвестная ему матрона.
- Добро пожаловать в мой дом, Марк Лоллий, -поприветствовала она его, - Надеюсь, в «Медузе» тебя принимали как должно? Уверена, что и здесь тебе понравится не меньше...Давай посидим немного на свежем воздухе и понаблюдаем за моими любимицами.  Мурены – удивительные существа, - они необыкновенно прожорливы и нападают на всё, что движется, в том числе и на пловцов, случайно попавших в поле их зрения. Наверное, поэтому, у этих рыб такое сладкое мясо, как и у других падальщиков, угрей и сомов, то есть тех рыбин, которые не брезгуют человеческой плотью... Здесь у меня молодняк,  - объяснила хозяйка своему юному гостю. – а взрослые мурены могут достигать в длину пару-тройку оргий. Видишь эту площадку в центре пруда? Я велю поставить стол там, чтобы мы могли наслаждаться  играми этих шалуний во время ужина: поверь, они ни в чём не уступают лучшим гладиаторам Рима.Ты когда-нибудь пробовал мурену, вымоченную в рассоле из пряных трав и зажаренную на сковороде? Нет? Сейчас я прикажу изловить пару острозубых хищниц и отдать их повару, чтобы он приготовил это блюдо нам на ужин.
Матрона щёлкнула пальцами и откуда-то, как по волшебству, появился раб с большим рыбным сачком в одной руке и ведром, наполненным мелкой рыбёшкой – в другой, так, как будто до этого стоял за живой изгородью из лавровишневых деревьев и ждал оклика или знака своей госпожи. От раба исходил запах тины и подтухшей рыбы, настолько резкий, что матрона прикрыла нижнюю половину лица покрывалом, чтобы не так остро ощущать этот малоприятный аромат
- Вылови двух малюток, Кастор, и отнеси на кухню Хрисиппу, - приказала она рабу, - Но будь осторожен: ты ведь знаешь, что их ещё не успели покормить...
Кастор согласно склонил голову и прошел по каменному мостику на круглую, окаймлённую низкими перильцами площадку в центре бассейна с муренами. Встав на ее край, он швырнул в воду несколько рыбёшек из ведра и стал водить сачком в воде, пытаясь захватить в этот невод одну или двух мурен – небольших, всего с пару самосских локтей. Гладь пруда зашевелилась: привлечённые кормёжкой мурены стали вспарывать её своими плавниками: казалось, что в воде полощет свои страшные волосы Медуза Горгона: змееподобные, лишённые чешуи тела мурен извивались  и мелькали в глубине пруда как клубок змей.
Кастор, без особого успеха возивший сачком, наклонился ниже и вдруг его сандалии заскользили по мокрому краю гладких плит и он, не сумев сохранить равновесие, свалился в пруд.
Ужасный крик, которым раб огласил поместье, казалось, должен был достичь самых глубин царства Орка, но его госпожа лишь слегка привстала в кресле и тут же опустилась обратно, глядя на то, как голодные мурены терзают своими острыми зубами тело несчастного. Не взглянув на Марка, она протянула к нему руку и крепко схватила за плечо:
- Ты внимательно смотришь, Марк Лоллий? Вот как боги наказывают тех, кто пытается меня обмануть.
В чем именно состоял проступок жалкого раба, она не соизволила сообщить.

О мерах длины

Самосский локоть – около 52 см
Оргия – древнегреческая мера длины, 1,79 м.

Отредактировано Эмилия Муза (2015-10-11 10:46:36)

+1

14

Сон в паланкине, прошёл быстро и не заметно. Когда Марка разбудили ему потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить кто он и зачем он тут вообще. Короткого сна, пусть и второго за сегодня, было слишком мало. чтобы восстановить силы после всех побоев. Марк двигаясь, как сомнабула позволил отвести себя к какому-то прудику. Впрочем, увидев в соседнем кресле какую-то матрону, явно не последнюю в Риме, юноша попытался проснуться и хоть как-то взбодриться. Для этого он незаметно, как ему казалось ущипнул себя за бедро, кожа на котором, к слову, всё ещё немного болела, после стараний излишне исполнительного раба.
Вокруг пруда в изобилии были посажены розы. В Риме любили розы и они росли повсюду, в каждом палисаде, в каждой клумбе. Правда, эти были довольно необычны, бутоны свешивающиеся к воде или тянущиеся к солнцу были одинаково тёмно красного цвета, отчего местами казались чуть ли не чёрными. Запах цветов наполнял летний день так обильно, что у Марка ещё больше плыло в голове. В запахе было что-то ещё, что делало его таким тяжёлым.
Когда матрона заговорила, то хотя бы примерно стало ясно кто она - хозяйка богатейшего лупанария. Будь Марк сейчас в более бодром состоянии и не такой замученный, он бы несомненно предался сожалениям, побывать в "Медузе" и не то что не подержаться, даже не увидеть, ни одной пышной груди, какой-нибудь лупы. Старая управительница, да худой мальчишка-массажист не те обитатели "Медузы" о ком хотелось бы рассказать друзьям.
Юноша поморщился и потёр ощипанную и зудящую ногу. Гостеприимную хозяйку он слушал несколько рассеянно, не разделяя её восхищения перед муренами, его больше занимал вопрос зачем он тут. Сомнительно, что как гость, вздумай он сейчас уйти, врядли бы ему дали это сделать.
Появился очередной сервус воняющий рыбой и до воришки дошло, что за запах смешивался с ароматом роз - рыбный, делая его таким удушливым.
- Я очень благодарен вам за гостеприимство, матрона. И за проявленную заботу. Но... - Марк смутился, пытаясь подобрать слова, - я хотел бы узнать, почему я здесь. Сомневаюсь, что обязан всем этим просто симпатией к бедному юноше.
В этот момент Кастор не придумал ничего умнее как подскользнуться и свалиться в воду. Воришка побледнел и отвернулся, не желая смотреть, на обед отвратительных рыб. Он рассматривал кусты роз, белёную стену просвечивающую сквозь заросли. Стена была не особо высокой, будь Марк в лучшем состоянии ему не доставило бы труда перебраться через неё. Сейчас же он не был уверен, что ему хватит сил.
- Прошу простить меня, - заговорил он, когда крик несчастного стих под водой, - но я пожалуй откажусь от зажаренной мурены. Мне почему-то не хочется сегодня рыбы. Может у вас найдётся просто кусочек свиньи или коровы. Можно даже без трав, просто пожарить.
В моменты опасности или сильного волнения у Марка всегда развязывался язык и он начинал нести какую-то чушь пытаясь успокоить себя. Вот примерно как сейчас. Попытавшись взять себя в руки, воришка задал вопрос, может быть немного бестактный, зато завершивший этот монолог.
- Чем же Кастор обманул вас? Мне, кажется, он вполне честно пытался выловить этих рыбин.
Хватка матроны не обладала особой силы, однако, когда она сжала плечо, то мальчишка поморщился от боли, а на ткани его туники появилось пятнышко крови, алым росчерком обозначив след утренней порки, так неосторожно потревоженных собеседницей.

+1

15

Прибежавшие на крики рабы при помощи длинных багров с крючьями на концах вытащили  истекающего кровью рыболова из садка и унесли куда-то, хотя не надо было обращаться к лекарю, чтобы понять, что тот не протянет до утренней стражи.
- Совал свой длинный нос, куда не следует, - кратко объяснила положение дел Эмилия Муза и перевела спокойный взгляд серых глаз на своего юного гостя. – Не хочешь рыбы – не надо: мой искусный повар приготовит что угодно, в том числе и хорошо зажаренное седло барашка. – По губам матроны пробежала лёгкая улыбка, как будто она прикидывала, насколько мягким и сочным окажется светлорунный барашек, которого доставили к ней на носилках.
- Скажи мне, Марк Лоллий, ты умеешь читать и запечатлевать свои или чужие мысли на восковых дощечках? И не лги мне, мальчик: знание - сила, но только в умелых руках, а я уже много раз видела, как люди, обученные чтению и письму, сами рыли себе могилу при помощи стилуса.
Задав этот как будто бы неуместный и никоим образом не относящийся к беседе вопрос, матрона встала с кресла и подошла к краю бассейна с муренами: кровь Кастора всё ещё свивалась в багровые завитки и тут же растягивалась в длинные нити. Змеевидные убийцы успокоились и снова застыли на дне напоминанием о том, что бывает с излишне любопытными носами.

Отредактировано Эмилия Муза (2015-10-22 08:37:57)

0

16

Марк мельком глянул на возню рабов у бассейна и снова принялся разглядывать розовые кусты и стену за ними, сейчас ему казалось что он сможет её перепрыгнуть.
-Седло, так седло.
Согласился он, таким тоном что предложи его собеседница копыто запечённое в прошлогоднем масле. особой разницы наверное не было бы.
Когда матрона, наконец, перешла от обсуждения обеда Марк было встрепенулся, вот оно о деле-то, однако, быстро разочарованно снова сник, когда стало понятно что делом и не пахнет.
Школу Марк не посещал, в детстве с ним немного занимался педагог, но это было очень давно, до того как воришка сбежал в Рим. Ну а в вечном городе и вовсе было не до того.
- Умею. Немного.
Ответил он в конце концов. Читать он и правда немного умел. Рано или поздно в живя в Риме всё равно выучишься разбирать литеры. Юноша посмотрел на спину матроны, стараясь понять к чему вообще был этот вопрос.

+1

17

Матрона бросила на мальчишку через плечо беглый взгляд. Значит, грамоте он худо-бедно обучен...Плохо. Ей совсем не хотелось, чтобы он сунул свой нос в Книгу и прочитал, что в ней написано. Впрочем, какая разница: воришка выполнит заказ и отправится прямиком в царство Орка. Мать троих детей испытала мгновенный укол жалости в сердце, совершенно ненужный и несвоевременный. Всё же мальчик был ещё молод, очень молод и чем-то неуловимо походил на её собственного старшего сына: так, как все подростки  напоминают друг друга: ершистостью, сквозь которую пробивается юношеская наивность, чистотой взгляда, нежностью кожи, пусть кожа Марка Лоллия и была покрыта ссадинами и синяками. Но она тут же подавила в себе это чувство: интересы её собственных детей стояли на первом месте, и удовлетворить их могли прежде всего деньги, звонкие сестерции и ауресы. А юный воришка был всего-навсего инструментом, при помощи которого она собиралась добыть вожделённое золото.
- Хорошо, что не солгал, Марк Лоллий, - сказала матрона, поворачиваясь к гостю лицом. - Я превыше всего ценю в людях честность. Перейдём к делу. Мне кое-что нужно, и это кое-что придётся добыть тебе. Не сомневайся: ты получишь такое вознаграждение, что больше тебе уж никогда не придётся добывать хлеб при помощи ловкости рук.
Разумеется, не придётся. Большая клоака надёжно спрячет в своих нечистотах и тело воришки, и его умелые руки.

Отредактировано Эмилия Муза (2015-11-08 19:39:11)

0

18

Марк несколько удивился, откуда матроне знать, солгал он или нет, однако, постарался не выдать этого.
Зато дальнейшие её слова сразу же прояснили всю ситуацию. Матроне требовался ловкий малец. Не хватало ему после сегодняшних злоключений влипнуть снова.
Хотя, стоило признать, что добывать хлеб ловкостью рук, зачастую было очень даже интересно. Особенно когда тебя не ловили, но этого к счастью с Марком до этого почти не происходило. Да и в тот раз удалось отбрехаться, да благодаря заступничеству Меркурия и Лаверны отделаться малой кровью. С трудом подавив улыбку, он посмотрел на свою гостеприимицу и поинтересовался.
- Почему вы выбрали именно меня? Как видите в последние дни Боги не очень благосклонны ко мне, а может и прямо намекают, что мне стоит взяться за ум и начать зарабатывать честным трудом.
Насчёт этого Марк всё же лукавил, но в нынешнем состоянии он был почти уверен, что не сможет действовать как обычно.

0


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Сюжетные квесты » Игра начинается (Книга пророчицы из Кум -III часть)