Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » Повадился кувшин по воду ходить...


Повадился кувшин по воду ходить...

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

При упоминании столь щедрой ссуды, рабыня навострила слух и одарила Юпитера улыбкой, на которую была неспособна даже Даная, но тем не менее, не стала развивать эту тему, поскольку боялась, что столь счастливо подвернувшийся ей благодетель может раньше времени заподозрить ее в стяжательстве, в то время как ею двигали совсем иные побуждения.

- Меня зовут Фортуната, - промурлыкала египтянка, которой хотелось поскорее перейти из легиона «уважаемых» в менее многочисленную центурию «подруг», «возлюбленных» или хотя бы «прелестниц», и  поудобнее устроила руку ланисты на своей талии. –- Кто же говорит о презренных деньгах в такие волнующие моменты, сокровище мое? Не перепутал ли ты меня с какой-нибудь лупой, которая только и думает о том, как бы обокрасть достойного человека? Я – честная девушка, в противном случае меня тотчас бы вышвырнули из атрия Весты! Нужда у меня есть, в этом ты не ошибся, но она никоим образом не связана со звоном монет.

Чтобы у ланисты не осталось никаких сомнений в том, какая именно нужда ее томит, рабыня мягко надавила на его затылок и преклонила его голову себе на грудь.

-Слышишь, как бьется сердце? – шепнула она и нежно поцеловала ланисту в лысую макушку.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-14 14:26:33)

+4

32

- Еще бы не слышать, драгоценная Фортуната! - почти простонал Пет. - А уж как оно бьется у меня!.. Так и колотится о ребра!.. А в твоем благочестии я и не посмел бы усомниться! Давай же отойдем от окна, вот сюда... вглубь комнаты...
Держа египтянку обеими руками, ланиста, пятясь, увлек свою богиню к противоположной стене и пожалел, что поскупился в свое время поставить в комнате хотя бы лежак.
Он попытался поцеловать ту, что явила ему столь неожиданное и божественное расположение, но женщина была гораздо выше его. Даже привстав на цыпочки, Пет не смог дотянуться хотя бы до подбородка. Промучившись сколько-то, он попросту схватил Фортунату за голову и наклонил пониже, как вишневое деревце, когда пытаются собрать ягоды с самых верхних ветвей. И уже тогда с радостью и страстью облобызал смуглое лицо и поцеловал даже в губы. Правда, сделал это с некоторой опаской, но не встретив сопротивления, зашептал:
- Если ты придешь вечером, драгоценная, мы сможем поговорить наедине и при более благоприятных обстоятельствах. У меня есть маленькая уютная комнатка, там мягкое ложе, и я раздобуду сладкого прамнианского вина. Его делают на острове Лесбос руками женщин, и поэтому его очень любят женщины...

+2

33

Фортуната и не думала сопротивляться неловким ласкам ланисты: ее смуглое лицо разрумянилось, став похожим на спелую пунцовую вишню, а черные глаза  поедом ели блестящую макушку купидона. Но его предложение прервать свидание и отложить его продолжение на вечер вызвало в пылкой и нетерпеливой египтянке жгучее разочарование, и даже перспектива отведать лесбосского вина не могла это разочарование умерить. Фортуната метнула взгляд на стол, за которым ланиста закусывал в момент ее появления, и не смогла удержать вздоха: будь его поверхность свободной, она бы не дала рыбке  выскользнуть из своих сетей так быстро.

- Прамнианское? – протянула она с таким видом, как будто любовник предложил ей испить из чаши, наполненной горькой цикутой или кислым марсельским, но тут же сменила гнев на милость и игриво шлепнула ланисту пониже спины. -  Я бы  с гораздо большей охотой отведала выдержанного приапского*...И не упоминай больше о Лесбосе, шалунишка! Слыхала я про эти греческие игры. Так и быть, сокровище мое, я вернусь в Лудус Магнус сразу же как стемнеет, и мы продолжим...Или ты имел в виду  какое-то другое место?

Фортуната напрочь позабыла, что собиралась порасспросить хозяина Лудус Магнус о греческом наставнике, так распалило ее предвкушение новой встречи.

-----------
*Разумеется, такого вина в Римской империи не было.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-15 09:00:32)

+3

34

Пожелание Фортунаты привело ланисту в замешательство. Он лихорадочно перебирал все известные ему марки вин - и греческие, и римские, но не мог припомнить того, что пожелала испить его богиня. Но разочаровывать женщину он не собирался:
- Как скажешь, драгоценная! - промолвил он пылко. - Для тебя я добуду любое вино, какое только пожелаешь!
У дверей они пошептались еще, перемежая слова прощания поцелуями. При этом Пет успел проверить наощупь, что богиня его телом крепка и упруга, как выдержанная головка сыра. Успел проверить и поздравил сам себя с такой удачей.
Условившись встретиться вечером, когда стемнеет, Пет проводил гостью до ворот с таким почтением, словно она была сестрой августы, а потом распорядился не сдавать на ночь лучшую комнату в школе, которую представляли знатным матронам и их мужьям, буде такие окажутся любителями мужского тела.
До вечера Пет пребывал в прекрасном настроении и послал раба домой, чтобы предупредить жену о том, что спешные и сложные дела не позволяют ему на сегодня отлучиться, и ночь он проведет в школе.

+2

35

Первое, что увидел Диомед, вернувшись в школу - необычайно довольный Пет, красный, будто его сейчас хватит удар, и чашка, в которой несколько дней назад находились пшеничные пирожки, преподнесенные весталке.
- Откуда это? - спросил Диомед, указывая на чашку и стараясь не выдать волнения. Понятно, что не Аврелия Амата принесла ее сюда, но все же...
- Это? А, это... - Пет уставился на посудину, припоминая, откуда она появилась. - Просили вернуть твоей матери, благодарили за подношение.
- Кто принес? - как бы невзначай спросил Диомед.
- Кто принес? - ланиста почему-то плоховато соображал. - Принесла - несравненная... великолепная... драгоценная... богиня!..
- Аврелия Амата?.. - еле выговорил Диомед, всем сердцем желая повернуть день вспять. Тогда бы ничто, даже землетрясение не заставило его выйти за пределы школы!
- Весталка? - Пет посмотрел на него удивленно. - Да ты умом тронулся, похоже? С чего бы ей приходить сюда? Нет, приходила она - богиня по имени Фортуната!..
Теперь уже Диомед с удивлением смотрел на ланисту. Проявление таких восторгов - это было на него не похоже. Забрав чашку, Диомед подумал и вдруг сказал:
- Завтра я не приду. Мать приболела. Пусть проводят тренировку без меня.
Пет поворчал, сетуя на леность некоторых, но ворчал больше для виду. Его сейчас вряд ли слишком сильно огорчило, даже если бы наставник гладиаторов заявил, что уезжает завтра в Галлию и в ближайшие двадцать лет не планирует возвращаться. Диомед же отправился домой раньше обычного и принес домой пшеничной муки, изюма и даже две щепотки корицы.
- Испеки еще пирожков, - велел он матери. - Аврелии Амате понравилась твоя стряпня. Завтра отнесу ей еще.
Он уже решил сесть в засаду напротив храма Весты. Рано или поздно белокурая весталка появится перед храмом, и очередное подношение послужит пропуском, чтобы подойти поближе и посмотреть на ее милое лицо, а если повезет - то и услышать ее голос.

Отредактировано Диомед (2015-09-16 20:20:07)

+2

36

Неисповедимы пути, которые боги прокладывают для простых смертных. Три дня и три ночи после встречи в храме Юноны Монеты юная весталка не покидала пределы атрия. На четвертый она испросила позволения побеседовать со старшей жрицей и, получив от той согласие, явилась к ней и стала умолять дать ей возможность провести вне очереди ночь в храме, охраняя священный огонь, что последней не понравилось.

- Служение богине не терпит суеты, Аврелия Амата, - благоразумно принялась наставлять Теренция свою юную подопечную. – Твое рвение похвально, но надо беречь силы для будущих свершений. Ты ведь знаешь, какой у нас порядок: одну ночь не спишь, пять следующих – отдыхаешь!

Старшая жрица внимательно посмотрела на Аврелию и покачала головой:

- Ты и так бледна как призрак Эвридики, дитя мое. И явно потеряла в весе. Если тебя томят тяжелые мысли или ты чувствуешь необходимость показаться врачу по причине какого-нибудь скрытого недомогания, - откройся мне, я подумаю, как помочь тебе и всем нам. Больной жрице не место у священного огня: телесные и душевные недуги оскверняют его божественную чистоту и оскорбляют саму богиню.

-Я здорова, Амата! – испуганно пролепетала Аврелия. – Я совершенно здорова! Наверное, это летняя жара так на меня влияет...

-Иди, дитя мое! Я прикажу выдавать тебе двойную порцию козьего молока и полбы к обеду: это укрепляет силы. А ты постарайся выходить на свежий воздух только тогда, когда полуденный зной спадает. – завершила беседу Теренция. - Ликторов можешь не беспокоить: для сопровождения во время короткой прогулки вокруг храма достаточно твоей рабыни.

Аврелия вынуждена была смириться. Во второй половине того же дня она решила прогуляться до храма Кастора и Поллукса, который находился поблизости. Просить братьев Диоскуров ей было не о чем, но посвященный им храм нравился ей своими простыми линиями, к тому же внутри него было гораздо прохладнее, чем снаружи. Фортунату она с собой не взяла: рабыня, по ее мнению, пребывала в чересчур взбудораженном состоянии после того, как побывала в Лудус Магнус.

- Ты вернула плошку сыну Ельпиды? – поинтересовалась Аврелия, равнодушно глядя на кушанья, которые были принесены к обеду, но так и остались нетронутыми.

- Вернула-вернула! – торопливо закивала головой Фортуната. – Привратникам отдала и строго-настрого наказала передать греку!

-Хорошо...

Весталка встала и направилась к выходу:

- Старшая жрица приказала мне совершать прогулки вокруг атрия в прохладные часы. Вернусь до наступления первой стражи, а ты пока приберись в комнате.

Свернутый текст

Наступление первой ночной стражи в любое время года совпадало с закатом солнца.

Реконструкция части Римского форума с указанием храма Весты и храма Кастора и Поллукса
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/a/aa/Roman_Forum_%28Becchetti%29.gif

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-17 11:29:45)

+3

37

Терпение всегда было его сильной стороной. Сидя на камнях храма божественных братьев, Диомед следил за теми, кто выходил из храма Весты и входил в него, и ожиданием не тяготился. Появлялись и весталки, были и белокурые, но не те. Переменив позу, чтобы размять затекшие члены, Диомед прислонился к каменной колонне, совсем не дававшей прохлады в такой жаркий день. Он только на секунду прикрыл глаза, а когда вновь посмотрел на площадь - увидел ее, Аврелию Амату. Она не была самой высокой, и не поражала величием фигуры, подобно натурщицам, которых выбирали для позирования, когда делали статуи богинь. Но даже находясь в толпе, она выделялась легкостью движений, и грацией, и той особой внутренней чистотой, что заставляет человека, а особенно девушку, сиять без ухищрений косметики, нарядов и украшений. Наверное, такой могла быть Аврора, которая легко пробегала по небу каждое утро, и за несколько минут без труда проделывала тот путь, который лучистый Феб преодолевал за день.
Свершилось! Диомед встал навстречу весталке, опять ощущая досадное косноязычие. Впрочем, он быстро поборол робость, заметив, что за весталкой не было почетного сопровождения - она была одна, без ликторов и без своей толстой служанки, охотницы сыпать угрозами.
- Милость богов тебе, Амата, - сказал Диомед. - Мать снова испекла сладости, ведь твоя служанка сказала, что тебе понравилось.

+2

38

Великий город представлял из себя колосса на глиняных ногах, одной из которых была бесплатная раздача хлеба бедноте, а второй - зрелище уничтожения себе подобных. Если же прибегнуть к иной аналогии, одной рукой Рим кормил, другой - убивал.
И сейчас на маленькой площади, окруженной святилищами всесильных богов, стояли два представителя этих сил или, лучше сказать, слабостей: весталка и гладиатор. Одна была готова оделить хлебом каждого, кто обратится к ней за помощью, другой - убивать. Аврелия не знала, что наставник гладиаторов давно уже не выходит на арену и печется о своих учениках с той истинно мужской заботой, которая иной раз со стороны выглядит грубостью. Она печально посмотрела на новое творение искусных рук Ельпиды, думая о том, что рядом с ней немало тех, кто милостью Императора получал свои пять модиев зерна ежемесячно. Новой встрече с Диомедом она не удивилась: видимо, боги решили испытывать ее верность обетам до конца.
- Боги благословят твою мать за ее доброту, - сказала она. - Прошу: поставь блюдо на ступени, и дай возможность тем, кто лишен самого необходимого,  хоть немного утолить голод. А я, хотя и восхищаюсь пекарским умением твоей матушки, все же на этот раз обойдусь.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-30 18:56:55)

+2


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » Повадился кувшин по воду ходить...