Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Сюжетные квесты » Книга пророчицы из Кум (эпизод второй)


Книга пророчицы из Кум (эпизод второй)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://www.sonofman.org/img/mun190.jpg

УЧАСТНИКИ
Аврелия Косса, Марк Лоллий
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
июньские иды, Рим
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Кого только не встретишь на улицах Рима. Встреча весталки и воришки - маленькое происшествие с большими последствиями.

0

2

Легкая дымка утреннего тумана еще не успела смениться влажной полуденной жарой, а  горбатые улочки Великого города, разветвлявшиеся по его телу подобно артериям, уже были запружены толпой пеших прохожих и тех, кто мог позволить себе не утомлять ноги чередованием подъемов и спусков, а передвигался либо на муле, ведомым рабом-нумидийцем,  либо в носилках, поддерживаемых высокими и крепкими сигамбрами или сирийцами. Использовать в личных целях повозки в дневное время в Риме было запрещено, поэтому появление одной из них подавало окружающим недвусмысленный сигнал тревоги и приказа расступиться, даже если для этого придется тесно прижаться  к стене инсулы или таберны, ведь за плотными занавесями явно скрывается какое-то важное лицо, которому позволено нарушение общего правила. К таковым относились служительницы Весты и сейчас одна из них,  Аврелия Косса, совершала крюк по пути от Палатина, у которого находился атрий весталок, к вилле своего отца, расположенной среди домусов других патрициев. Дни юной весталки были заполнены однообразными монотонными занятиями: Веста не требовала от своих служанок частого отправления ярких и пышных либо мрачных и таинственных ритуалов, в отличие от Юпитера, Вакха, Мирты и Кибелы: служение ей больше напоминало поденный труд раба, скрашенный, однако, осознанием принадлежности к касте избранных. Лишь иногда на долю послушницы выпадали скромные удовольствия и одним из таковых было разрешение навещать семью в те редкие дни, когда она была освобождена от обязанности поддерживать священный огонь в храме богини и могла отлучиться на несколько часов, чтобы повидать родных. Дорога от атрия к дому отца и обратно занимала не слишком много времени и была скорее приятной, нежели утомительной.

Для Аврелии эти поездки были сродни развлечению: скрытая за тяжелыми занавесями от глаз любопытных, сама она при помощи хитроумно развешенных внутри зеркал могла наблюдать за происходящим снаружи, не высовываясь из повозки. Всякий раз, отправляясь в дом отца, весталка посещала один из городских рынков или же несколько мелких лавчонок, чтобы выбрать несколько изящных и красивых безделушек для матери и сестры или же полезных в хозяйстве вещей. Сегодня она направлялась к Марсову полю и самому южному из восьми городских мостов, мосту Пробус, под которым катил свои мутные желтоватые  воды Тибр, а неподалеку находился Бычий рынок. Столь необычный выбор цели поездки объяснялся тем, что Аврелия решила купить живой подарок: в самом конце скотного рынка были  ряды, где можно было выбрать себе щегла, павлина или даже фламинго. А также такие  диковины, как дикобраза, черепаху и (о Боги!) обезьянку! Впрочем, Аврелия подумывала об амфоре с проделанными для воздуха дырочками, внутри которой сидит компания живых сонь:  повар в доме отца приготовит их так, что у самого Лукулла слюнки потекут! Но тут она засомневалась... Лакомиться сонями любил отец, но вот уже месяц как он отбыл по делам в одну из провинций, поэтому обрадовать его подарком ей не удастся. Купить вместо сонь обезьянку или щегла? Аврелия Секунда, ее младшая сестра, обожала птиц, и перистиль в домусе квестора был заполнен щебетом и клекотом пернатых: в клетках ворковали и пели горлинки и щеглы, а два высокомерных павлина разгуливали между цветочными клумбами и аккуратно подстриженными кустами мирта, лавра и самшита. Весталка вздохнула: зря она не отправилась к арке Тита: в отходящих от нее торговых рядах есть лавка, в  которой она могла бы выбрать пару ярко-красных шелковых зонтиков от солнца, ведь патрицианкам нужно уберегать свою нежную кожу от плебейского загара, а сейчас как раз началось самое солнечное и жаркое время года...Впрочем, не все еще потеряно: и у Бычьего рынка можно найти нечто полезное для кожи: в одной из тамошних лавочек, торгующих восточными специями и пряностями, можно купить мякоть драгоценного алоэ, которую используют для приготовления притираний и кремов. Да, именно так она и поступит!

Неожиданно повозка остановилась. Неужели приехали?!  Аврелия очнулась от грез и составления планов и чуть раздвинула занавеси, чтобы как следует рассмотреть причину остановки, не прибегая к помощи зеркал.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-06-12 13:16:06)

+4

3

Несмотря на ранние часы Рим просыпался рано, потому даже сейчас на узких улочках было довольно много людей. Они почтительно расступались перед повозкой весталке повинуясь суровому виду ликтора. Тибр медленно катил свои воды вдоль набережной. Запах воды и тины висел над толпой, однако, здесь в отличие от остальных улочек города так же присутствовал и лёгкий ветерок, что освежал лица и разгонял запахи из едален, товаров, толпы.
Впрочем,  прежде чем повозка остановилась, через плотные занавески пробились возбужденные вопли, свист и улюлюканье. На встречу весталки двигалась какая-то процессия. Праздник Весты давно закончился и каких-то шествий, особенно здесь не должно было быть. Когда процессии сблизились крики утихли и даже воцарилась некоторая тишина, странная для Рима даже в это время. Через некоторое время весталка не столько услышала, сколько почувствовала некоторое недовольство и разочарование толпы.
Когда Аврелия выглянула из-за занавесей своей, она увидела толпу, в основном плебеи, взрослые, мальчишки. Некоторые из последних к слову сжимали в руках камешки и какой-то мусор, который сейчас в разочаровании бросали на землю. Между толпой и повозкой стояло несколько человек. Ликтор сопровождавший весталку разговаривал с двумя своими коллегами. Девушка заметила, что руках они сжимали розги. Последний человек между толпой и повозкой выделялся на общем фоне довольно сильно.

Утро у Марка не задалось с самой полуночи. Когда он пришёл к Большому Гаю, в доме как обычно никого уже не было, потому парнишка просто устроился спать на своем месте, все дела могли подождать до утра. Правда дела ждать до утра отказались, сначала в дом ввалились парни Большого, а за ним и какие-то разгневанные мужики с рабами и оружием. Марк не успел даже толком продрать глаза, как оказался связан вместе с остальными. Последним вошёл какой-то важный гражданин, именно он отговорил своих подчинённых от немедленной расправы, уговорив всех передать это дело ликторам. Ясное дело что уснуть Марк больше не мог, изводя себя переживаниями и мучаясь неизвестностью. Так что утро он встречал уже даже с некоторым облегчением. К утру, ему удалось убедить себя что судьбы не избежать и нужно встречать её как мужчине, с гордо поднятой головой. Правда, когда их повели на Марсово поле, Марк мигом забыл всю свою решимость, слишком уж это было пугающе. Судьи не вняли его словам, что он не виновен и вместе со всеми приговорили к казни. Собрав силы в кулак, парнишка постарался встретить приговор "как мужчина", как и планировал утром. Впрочем, этого опять же хватило не надолго, по мере того как приговорённых одного за другим беспощадно секли розгами а потом волокли в сторону реки мужество улетучивалось и улетучивалось. В конце концов, очередь дошла и а до самого воришки, ликторы как то рутинно скрутили мальчишку и подготовив его к порке взялись за розги. Марк уже не ставил себе задачу не вопить, но к концу экзекуции он и не делал этого потому что подохрип, да и сил не осталось. Утро только начиналось и ликторы извели немало розг, прежде чем Марка с закутанной в волчью шкуру головой и в деревянных башмаках повели к реке. Чтобы осужденный шустрее перебирал ногами ликторы время от времени подгоняли его розгами.

Именно его и увидела перед своей повозкой весталка. Измученный, раздетый, с петухом в руках, змеей на шее, обезьянкой тянущей в одну сторону и собакой в другую, Марк даже не сразу сообразил, что происходит, почему остановились. Юноше сейчас было достаточно того что никуда больше не пихали и можно было перевести дух. Хотя остановка в пути скорее всего означала что сейчас притащат шкуру и зашьют в неё вместе со всем зверинцем.
Впрочем, запах реки касался носа, лёгкий ветерок холодил мокрую от пота и крови кожу, а шкуру так и не несли. Да и общее настроение толпы изменилось, что через некоторое время дошло и до Марка. Подняв от брусчатки лохматую голову, мальчишка с трудом верил своим глазам. Когда же поверил, то ноги подломились и он тяжело рухнул на колени, так что весь зверинец, кроме змеи которая была уже мертва, принялся за галдёж, а сам юноша разразился слезами не веря что боги посылают ему шанс на спасение.

+2

4

Выглянув наружу, юная послушница чуть не ойкнула: картина, представшая ее взору, была поистине душераздирающей. Израненный Феб, влекомый к неминуемой смерти обезумевшей квадригой разномастных рысаков, в числе которых были петух, обезьяна, собака и змея, и подгоняемый сзади пучками колючих розог, вызвал в ней такой горячий душевный отклик, который был не свойственен римским гражданам, привыкшим к кровавым забавам гладиаторов. Толпа, быстро собиравшая вокруг бесплатного зрелища, насмешничала, улюлюкала и всеми силами подначивала ликторов не жалеть фасций.

Аврелия спряталась обратно, под прикрытие плотных занавесей, и глянула в одно из зеркал. Из серебристой глубины на нее смотрело полудетское личико, бледное и испуганное. С таким лицом было невозможно противостоять разяренной и возбужденной видом крови толпе. Толпе, жаждавшей жестоких зрелищ. Она боялась толпы, а кроме всего прочего, была всего-навсего послушницей и еще ни разу не воспользовалось своим правом миловать осужденного на смерть. Но мальчик был такой хорошенький! Волчья шкура свалилась с его кудрявой светловолосой головы, когда он упал на землю, и весталка в полной мере оценила правильные черты лица, схожие со скульптурными изображениями юного Феба. Была не была! Еще раз посмотрев на себя в зеркало, и придав своему наивному личику выражение напускной важности и серьезности , какое она не раз наблюдала на невзрачном лице верховной весталки, Аврелия снова раздвинула шторки повозки и протянула руку сопровождавшему ее ликтору таким властным и высокомерным жестом, которому позавидовала бы супруга великого понтифика. Тот понял ее намерение и помог выбраться из повозки.

- Ave, граждане Вечного города! Аве и вам, слуги Закона! - Аврелия изо всех сил старалась, чтобы ее сладкий медоточивый голосок обрел необходимый металл, и как ни удивительно, ей это удалось, подтверждением чему было сдавленное хрюканье, донесшееся сзади от сопровождавшего ее ликтора. Это ее подбодрило. Она ни на кого не смотрела, устремляя взор небесно-голубых глаз на желтоватые воды Тибра, в которых вот-вот должны были утопить среброкудрого младенца. - Ответьте служительнице Весты, кто этот юноша и за какое преступление он приговорен к смерти?

Отредактировано Аврелия Косса (2015-06-24 17:44:29)

+2

5

Воды Тибра сверкали солнечными бликами, утреннее солнышко, ещё ласковое, только поднималось над крышами Рима. 
Ответ весталка получила не сразу. Ликторы, которые вели осуждённого, о чём-то быстро переговорили и затем вперед вышел один из них.
- Ave, Амата. Этот гражданин приговорён к смерти за попытку убийства народного трибуна. Вся их шайка была задержана сразу после нападения. Утром суд вынес им всем приговор.

За нападение на неприкосновенных, куда как раз и входили народные трибуны, а так же и весталки, как раз приговаривали к утоплению. Достаточно было просто планировать таковое нападение чтоб лишиться жизни.
Впрочем, вспомнив про вторую часть вопроса, второй ликтор ткнул мальчишку и спросил:
- Как там тебя?
Тычок был довольно чувствительный, впрочем, тычок в иссеченную спину и не мог быть другим. Марк поморщился и махнув по лицу рукой, стирая слёзы и оставляя грязный след, быстро затараторил.
- Я не нападал ни на кого! Я просто заплатил за ночёвку в этом доме...
Договорить он не успел, второй тычок заставил его прерваться и вспомнить про вопрос.
- Марк Лоллий, Амата!

Воцарилась небольшая пауза, а потом первый ликтор вновь обратился к служительнице Весты.
- Вы должны поклясться, что наша встреча случайна.

+1

6

Слушая объяснение ликтора, юная жрица Весты заметно помрачнела и нахмурила свои красивые светлые брови, с укоризной глядя на еще более юного, чем она сама, преступника. Покушение на убийство народного избранника действительно относилось к разряду самых тяжких преступлений и могло быть сравнимо разве что с убийством родного отца или весталки. Она удивлялась, что мальчишка вообще дожил до казни: его должны были растерзать плебеи в отместку за то, что он собирался поднять руку на римского гражданина, двери дома которого были открыты и днем и ночью дабы иметь возможность принять и выслушать любого, обратившегося за помощью. Она помедлила, прежде чем ответить, и дело было даже не в том, что в ней заронилось сомнение в невиновности Марка Туллия, как он сам себя назвал: выяснять, виновен ли он на самом деле или же его оклеветали, не входило в круг ее обязанностей. Загвоздка была в том, что послушница никогда не видела и не слышала, как ее более опытные и зрелые годами сестры милуют осужденных. Что надо сказать и что сделать? Воздеть обе руки к небу, призывая в свидетели богов или простереть одну над кудрявой головой преступившего закон юноши? Если одну, то какую: правую или левую? И главное, какими словами клясться?! Будь на ее месте Руберия Камилла, она бы уже сообразила, как правильно себя вести, подумала Аврелия, вспомнив о своей возлюбленной и смышленой подруге. Но  сама она пребывала в большом затруднении. И потому постаралась ответить так, как это делали все римские юристы со дня появления Двенадцати таблиц, то есть облекла свой ответ в форму встречного вопроса, отвлекая ликторов и свидетелей сцены от не вполне точной формулировки клятвы:

-  Клянусь покровительницей и охранительницей Великого города, богиней Вестой, что встреча наша непреднамеренна и случайна. Но ответьте мне, кто именно из трибунов стал жертвой заговора?

Аврелии на самом деле было интересно узнать имя несчастного народного избранника, и она бросила еще один суровый взгляд на Марка Лоллия. Она-то надеялась, что хорошенький собрат Купидона совершил менее тяжкое деяние: например, стащил круг сыра из лавки, чтобы вволю наесться - выглядел он не слишком упитанным. Или соблазнил свободную римлянку. Или в ночи вырезывал на стенах храмов оскорбительные надписи в адрес великого понтифика... Но участие в заговоре против народного трибуна было слишком ужасно, и весталка задумалась, правильно ли она поступает, оказывая милость преступнику. Ей пришлось собраться с духом, чтобы преодолеть эти сомнения: возможно, мальчик небезнадежен и впереди у него жизнь, наполненная великими деяниями. Надо только дать ему возможность исправиться!

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-02 08:26:13)

+1

7

Возможно особой формы и не существовало, а может весталка смогла угадать. Её действия полностью удовлетворили охранника, он на миг оглянувшись на своего коллегу оставшегося с осуждённым, поторопился ответить.

- Квинт Секстий Пуззон, амата. Восьмой трибун.
В толпе вокруг весталки и ликторов с приговорённым Марком, воцарилась тишина и все ловили каждое слово говоривших, ведь от этого зависело будет ли ещё один утопленный или нет. Тишина была довольно непривычна для римского рынка. Молчали и ликторы, выжидательно смотря на весталку, видимо ожидая её решения. Впрочем, тот что остался с Марком, сделал шаг к нему и убрав розги в фасцию подобрал волчью шкуру с земли. То ли собираясь вновь накинуть её на русую голову, то ли убрать до следующей казни. Впрочем, с деревянными "башмаками" и прочей живностью он пока не торопился.
Тот ликтор что был в паре за старшего не сводил взгляда с Аврелии.

- Так какое решение вы вынесете, амата. Что говорят вам боги? Этот... гражданин, был членом довольно крупной банды. Остальных опознали, они давно совершали свои грабежи.

Тем временем, Марк с надеждой смотрел с мостовой на весталку. Холодные грязные камни давили в ободранные колени, а по подсохшей за время пути спине вновь засочилась кровь, видимо из вновь треснувших от падения на мостовую ран. Марк исподлобья смотрел сейчас мимо ликтора на ту от кого зависела его судьба. И та ему казалась чуть ли не божеством стройная, высокая, красивое лицо обрамлено светлыми волосами, которые мягко светились из-за всходящего за спиной девушки солнца. Лоллию весталка казалась самой настоящей посланницей богов. Видимо почувствовав, что внимание ликторов ослабло, или они просто не знали, как сейчас вести себя он вновь разлепил пересохшие губы и попробовал оправдаться, наверное, уже в сотый раз за сегодня, однако, теперь была надежда что его услышат.

- Я ничего не знал о покушении. Просто заплатил за ночлег! Я не покушался, не грабил.
В носу щипало и Марк, наверное, уже в который раз за сегодня готов был разреветься, только вот уже было нечем, да и перед божественной невестой очень не хотелось этого. Лоллий быстро махнул по лицу связанными руками, ещё больше размазывая грязь.

+2

8

У Аврелии было странное чувство, до сих пор ни разу ею не испытанное: она в одночасье получила возможность распоряжаться чужой жизнью. Возможно, богам было проще: они привыкли одним щелчком разрушать империи и обращать в прах любого, кто шел наперекор их воле. Но она-то не была богом! И возложенная на нее обязанность внушала ей трепет и почти священный ужас. Что, если она ошибется? Что, если этот мальчик, такой трогательный и красивый, лжет и на самом деле замешан в том преступлении, в котором его обвиняют? И даровав ему жизнь и свободу, не обречет ли она на смерть его будущих жертв? Но еще более страшно было отправить его к палачу. Нет, она не способна на такой поступок. Аврелия еле слышно вздохнула и простерла правую руку вперед:

-Граждане Рима! Сами боги распорядились сегодня судьбой этого юноши, заставив  наши  с ним пути пересечься! И это означает, что я должна прислушаться к их повелению, обязана даровать Марку Лоллию жизнь и свободу! Ты свободен, юноша! И ты отправишься вслед за мной в дом, где тебе дадут кров, кусок хлеба и возможность заниматься честным трудом, чтобы оградить тебя от плохих знакомств и дать возможность как следует поразмыслить над своим будущим.

Аврелия кивнула сопровождавшему ее ликтору, чтобы тот взял на себя заботу о мальчишке на то время, пока они будут добираться до дома ее отца. Она твердо решила не дать мальчику снова сбиться с пути истинного: пусть некоторое время послужит  при доме квестора, - помощником садовника, например, и посмотрит на людей, которые заслуживают гордого звания римских граждан!

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-12 19:37:17)

0

9

Когда юная жрица простерла вперед руку, по толпе, будто от брошенного в воду камня разошлась волна тишины. Молчали и те кто жаждал казни, и те кто сочувствовал несчастному. Полная тишина воцарилась на площади в ожидании слова богов. Ведь именно им было решение жрицы. К слову, весталка сейчас и выглядела соответствующе, утреннее солнышко расстаралось вызолотить её волосы и одежды.
Когда весталка объявила, что боги велят освободить юношу, по толпе пролетел лёгкий шёпоток, а сам Лоллий не мог поверить своим ушам. Теперь его мучения были закончены и ему не грозило никакого утопления.
Пока юноша не мог поверить своим ушам ликтор со шкурой, с кислой миной принялся отбирать поводки от животных, а напоследок и деревянные башмаки, оставив свежепомилованного ещё и босиком. Марк так и сидел на грязной брусчатке пока сопровождавший весталку ликтор не подошёл и не помог ему подняться. Врядли бы юноша сделал это без посторонней помощи в ближайшее время, поскольку сил у него и правда осталось самая толика, всё же ликторы Марсова Поля знали своё дело хорошо, а при наказании за такие деяния к осужденным не было никакой жалости.
Когда ликтор подвел Марка к повозке, одно колено предательски подогнулось от слабости, так что он чуть не упал. Однако быстро соориентировавшись Марк просто сделал вид, очень натурально, будто плюхнулся на колени перед весталкой и коснулся лбом мостовой возле подола её одеяний. Правда сказать он толком уже ничего не смог, только просипел что-то, всё же утро оказалось тем ещё и не удивительно, что голос начал отказывать.
- Благодарю за весть. Боги не ошиблись. За мной нет вины.

+2

10

Разочарованные зеваки начали расходиться, поняв, что продолжения бесплатного зрелища в виде казни не будет, но тут в толпе раздалось известие о том, что некий молодой патриций устраивает в память о своем почившем отце мунус, включающий в себя не только гладиаторские бои, но и короткое театрализованное представление, и жаждущая развлечений чернь устремилась в сторону Форум Романум так же целеустремленно, как армия трудолюбивых муравьев.

Аврелия тем временем раздумывала, как правильнее поступить: мальчик выглядел таким измученным, что надо было бы посадить его в повозку, но не вызовет ли этот поступок кривотолков и подозрений? Повозку может сильно качнуть на неровной мостовой и мальчишка свалится ей на колени – вот и причина для очередного жестокого избиения плетьми, которого он не выдержит. Но все же заставлять его брести за повозкой было не менее жестоко и она повернулась к ликтору и сказала:

- Марк Лоллий поедет со мной в дом моего отца, а ты следи за тем, чтобы занавеси были все время открыты!

Пусть все видят, что внутри повозки не происходит ничего предосудительного!

-Залезай внутрь, - холодно приказала она мальчишке. – И постарайся не шевелиться, пока мы не доберемся до места!

Через некоторое время повозка тронулась, а весталка обратилась к спасенному ею малолетнему преступнику с практичным вопросом:

- Что ты умеешь делать руками, Марк Лоллий? Сможешь подстригать кусты лавра и вскапывать землю под клумбы? Или лучше доверить тебе уход за птицами в доме моего отца-квестора? Впрочем, насколько мне известно, есть еще теплое местечко поближе к кухне!

Она окинула взглядом фигурку мальчишки и нахмурилась:

-Негоже тебе представать пред очами своей новой госпожи в таком виде! Надо бы отвезти тебя в термы, чтобы ты смыл с себя кровь и грязь, но время еще раннее, так что искупаешься в Тибре.

Аврелия выглянула из повозки и приказала:

-Разворачивайте мулов! Едем на берег реки!
------
Римские термы открывались для посещений в послеполуденнное время.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-21 09:54:49)

+2

11

Вот чуть-чуть посижу, встану и пойду. Посижу только немного.
Примерно так Марк и продолжал себя уговаривать. Вместе с толпой зевак уходило и чувство близкой смерти, осталось собрать остатки сил, чтобы и самому убраться отсюда. После ночных событий Лоллий даже не представлял куда ему идти, где найти крышу над головой, хотя бы на ближайшее время, пока силы не вернутся. Можно было попробовать податься к паре друзей, но Марк не был уверен, что успел настолько с ними сдружиться, а дорога до дома, в Нарбо Марциус была слишком долгой и трудной. Как вариант оставалось податься к какому-нибудь храму где могли приютить больного и убогого

Невесёлые и вялые мысли Лоллия снова прервала весталка. Марк даже не заметил, что всё это время она смотрела на него, чем несколько смутила юношу, не меньше чем дальнейшими словами, что он поедет в дом отца. Ещё больше его смутила перспектива поездки в телеге. Хотя он и понимал, что в нынешнем состоянии из него ходок не особо, но в таком виде забираться в повозку к девушке...
Однако, её холодный тон, каким был отдан приказ отрезвил юношу и не без помощи ликтора он забрался в повозку, устроившись там как можно дальше от весталки, не без помощи всё того же ликтора.
Откровенно говоря, вид у Марка был несколько пришибленный, даже без учёта всех утренних побоев.
- Руками?
Переспросил он.
- Могу, наверное. Я иногда подрабатывал гонцом, амата. Помошником в лавках. На разгрузке в порту. Юнгой.
Марк постарался вспомнить, все свои честные заработки. Слова про новую госпожу и вид, вызвали хмурый взгляд, заставив Марка уставиться на пол повозки и свои грязные ободранные колени. Уточнить, что амата имела ввиду под новой госпожой, он не решился.
Повозка остановилась, однако, к Тибру не стала поворачивать, к окошку лишенному занавесей, благодаря чему свет утреннего солнца щедро заливал её содержимое, подошёл ликтор.
- Я не уверен, что это это хорошая идея, амата. При всём уважении, но воды Тибра мутны как никогда, если раненный искупается в них, раны его начнут гнить и только ускорят его встречу с Орком.

+2

12

Весталка вспыхнула, поняв свою ошибку: действительно, Тибр был не лучшим местом для омовения даже для здоровых людей. Но она по-прежнему не желала приводить в отцовский дом избитого, грязного и окровавленного преступника. Да и какую работу, на самом-то деле, могли ему там предложить? Он ведь, судя по всему, свободный гражданин, и выносить помои или мести метлой внутренний дворик ему не положено. Поскольку все свободные граждане Рима в той или иной степени владели грамотой, она без особого риска могла бы предложить ему почетную должность номенклатора при квесторе. Но у ее отца таковой уже имелся, и к тому же Марк Лоллий был слишком молод и неопытен, чтобы знать по именам всех мало-мальски значимых людей великого города. Но смышленый мальчишка сам подсунул ей верное решение, упомянув, чем он занимался до того как попал в воровской притон. Не преминув поблагодарить ликтора благосклонным взглядом за своевременную подсказку, Аврелия обратилась к своему подопечному:

- Отложим омовение до восьмого часа: я выдам тебе деньги, чтобы ты смог оплатить вход в термы...И ты говоришь, что был гонцом? Это очень хорошо! В Атрии Весты как раз  нужен расторопный и сообразительный служитель, которого можно было бы посылать в разные концы Рима. Один из наших лучших гонцов недавно скончался от заражения крови: поцарапал руку ржавым гвоздем – и через три дня отправился к Орку. Если верховная жрица одобрит твою кандидатуру, ты сможешь остаться при Атрии на всем готовом в качестве гонца по особым поручениям. Ты понимаешь, какое великое доверие будет тебе оказано, учитывая то, в чем тебя обвиняли? Я лично поручусь за тебя перед старшей весталкой. Не подведешь?

Краем глаза она глянула на ликтора и нисколько не удивилась, заметив, как вытянулось у него лицо: по-видимому, он счел, что послушница потеряла разум, но на этот раз промолчал:  решать было не ему, а  Теренции Руфилле. Сама же Аврелия была еще очень юна и искренне верила, что если оказать провинившемуся человеку доверие, он его обязательно оправдает. Она подумала, что до того, как предстать перед очами старшей из весталок, мальчишка как следует оботрется мокрым полотенцем, которое ему дадут на кухне, а ее собственная рабыня, Фортуната,  не хуже лекаря обработает царапины и ссадины на его теле толченым корнем герани и  маслом жимолости.

Комментарии_много букв)

*"номенклатор" (nomenclator) — ученый раб или вольноотпущенник, напоминавший своему нанимателю  имена и должности встречающихся по пути людей

** Небольшая поправка к часам посещения терм: женщины могли принимать ванны с рассвета до 13 часов (седьмой час по римскому счету), затем с 14 до 21 часа (с восьмого до второго ночного часа) вход был открыт для мужчин. Однако  эти ограничения в действительности не выполнялись.
Плата за пользование термами для мужчин: квадрант за хранение одежды и  вдвое большая сумма (I/2 асса) – за принятие ванны. Дополнительно оплачивался массаж, масло и полотенце. Бесплатно могли посещать термы только дети, солдаты и рабы, но Марк Лоллий не относится ни к одной из этих трех категорий )

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-28 02:32:18)

+2

13

Оси повозки заскрипели и она снова двинулась вперед, только ликтор напоследок уточнил:
- Куда прикажете ехать? В Храм, в дом вашего отца, на берег Тибра или в термы?

Марк тем временем кое как устроился в повозке, так чтобы никоим образом не скомпрометировать весталку, своим присутствием, ну и немного так, чтобы избитое тело не выло и не дергалось от каждого неровного булыжника в мостовой. Хотя стоит признать, что повозка весталки была довольно хорошей с рессорами и всем прочим, так что даже измученному Марку почти не доставляли неудобств городские колеи. Мягкое покачивание повозки даже позволило юноше немного получше рассмотреть свою спасительницу, да и сонм выражений плывущих по её лицу. Хотя, конечно, его состояние мало способствовало внимательности. Когда она вновь обратилась к нему, лицо парня было не менее выразительным, на нём сменялась то благодарность, то удивление, то испуг.
- Я мог бы помыться у колодца. Я привыкший к холодной воде.
Брать деньги, просто вот так вот, от своей спасительницы юноша не хотел.
Последний же вопрос вызвал целую бурю на грязном лице, одновременно Марк готов был и биться за свою спасительницу смертным боем, а уж гонцом в храме, да хоть всю оставшуюся жизнь, с другой стороны перспектива нести службу в Храме Весты, явно пугала его.
Разлепив слипшиеся губы юноша поспешил ответить.
- Благородная, амата, за то, что вы подтвердили мою невиновность, я ваш вечный должник... Но, - слова русоголовому явно стало трудно подбирать, - достоин ли я. Быть служителем в Храме Весты.
Марк просто не знал, как сказать весталке, что не готов пожертвовать таким, он был слишком молод и не ещё не нагулялся, но и отказать ей не мог. Отчаянно смущаясь и теряясь, он попытался хоть как-то оправдаться.
- Я слишком взрослый. Обычно такие операции делают мальчикам лет в 10-12, а потом слишком много шансов не пережить этого...

+1

14

Аврелия на мгновение потеряла дар речи и молча дала знак ликтору не торопить события.
Она выпрямилась и окинула спасенного ею мальчишку изучающим взглядом. Он действительно считает, что в храме Весты его оскопят? Хорошо бы, чтобы ликтор не  решил, что дерзкий мальчишка считает евнухом его: уж от кого добродетели весталок могла грозить наибольшая опасность, так не от мальчишки на побегушках, у которого молоко на губах не обсохло, а от дюжих охранников, не отходивших от них ни на шаг. Разубеждать Марка Лоллия она не стала, поскольку заподозрила, что он попросту не хочет воспользоваться счастливой возможностью начать честную жизнь, которую подарили ему милостивые боги. Видимо, ухватился за первый попавшийся предлог, чтобы вернуться к прежнему существованию в воровском притоне. В это мгновение весталка была уверена, что обвинения против мальчишки были истинными, а она поддалась ненужной жалости, впрочем, вполне объяснимой.

- Не могу и не хочу ни к чему тебя принуждать, Марк Лоллий, - мягко сказала она, не желая вступать в долгие переговоры. – Ты свободный человек и  волен идти, куда вздумается.

И все же она не могла просто так избавиться от него, поскольку они  были связаны тем, что случилось, и  поэтому сразу же добавила:

-Если когда-нибудь попадешь в беду, ты знаешь, где меня искать. Но помни: боги мстительны, а такое чудо, какое случилось сегодня, бывает лишь раз. Поэтому старайся жить в ладу с законами и держаться подальше от плохих людей.

Ликтор, к счастью не принявший замечание мальчишки на свой счет, с глубокомысленным видом кивал, слушая речи своей подопечной, и нетерпеливо теребил кончики фасций, желая поскорее отправиться в путь.

+2


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Сюжетные квесты » Книга пророчицы из Кум (эпизод второй)