Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Прошлое » Льстец - самый опасный из ручных животных


Льстец - самый опасный из ручных животных

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://sg.uploads.ru/t/iv37B.jpg

УЧАСТНИКИ
Лаис, Ли Чжан
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
мартовские ноны, Рим
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Что происходит, когда слишком доверяешь женщине, а тем более - женщине льстивой.

+1

2

- И кого я должна убить? - спросила Лаис с лукавым смешком, подтягивая кошелек к себе поближе. Она уцепилась   за вязку кошелька одним пальчиком - красиво, кокетливо и ненавязчиво, но тот, кто пришел, не спешил выпускать кошелек из рук.
- Не убивать, а соблазнить, - мягко поправил он куртизанку, не показывая лица из-под капюшона. - И вывести на разговор об императоре. А там уже наша забота.
- А если он не захочет говорить об Августе? - полюбопытствовала Лаис, сильнее потянув к себе кошелек.
- Тогда ты не получишь ни монетки.
- Я пошутила, - сказала Лаис и улыбнулась как можно безмятежнее.
- Я тоже, - сказал тот, кто прятал лицо под капюшоном, и выпустил кошелек так неожиданно, что куртизанка едва не упала со стула. - Сегодня у Тигеллина вечеринка, он будет там. Постарайся обратить на себя внимание, завлеки его в свой дом. И разговори. Если не пойдет сразу, договорись на завтра, на послезавтра. Времени тебе - до мартовских ид.
Взвесив оговоренную плату на ладони, Лаис медленно кивнула. На пальце у пожелавшего остаться неизвестным был перстень - его-то он не позаботился снять, а зря. Очень интересный перстень. С резным изображением льва. Такие редко встретишь.
Когда посетитель ушел, Лаис засуетилась. Она позвала свою помощницу-рабыню Агапэ, которую тоже звала на греческий манер, и закрутилась перед зеркалом. Обычно танцовщицы, певицы и музыкантши собирались у храма Венеры Клоаки, а потом всей толпой шли в дом устроителя праздника. Лаис была звана неожиданно, поэтому следовало поторопиться.

+1

3

В первые месяцы жизни в Риме Ли Чжан удивлялся, как могут римляне вести такой образ жизни? Ночь они проводят в пьянстве и разврате, а утром отправляются в магистрат, чтобы исполнять должностные обязанности. Были и такие, которые не состояли ни на каких должностях, но с ними-то все было понятно. А вот на решение каких государственных дел были способны чиновники, всю ночь евшие без разбору и пившие без меры - на этот вопрос никто не ответил бы.
Впрочем, посол он на то и посол, чтобы не осуждать образ жизни иных государств, а узнавать его и решать исподволь задачи для благополучия Хань и увеличения его мощи. Но когда Ли Чжану с самого утра принесли приглашение на очередную попойку, настроение у него заметно ухудшилось.
Пир давал Тигеллин, а именно он и являлся теперь правителем Империи, это Ли Чжан уже понял. Поэтому собирался с особой тщательностью и особенно придирчив был в выборе подарка. У римлян не было принято приходить в гости с дарами, но Тигеллин любил подарки, как всякий вельможа, далекий от истин учителя Куна. Для подношения Тигеллину Ли Чжан выбрал вазу из Чосона. Больших трудов стоило довезти ее в целости. Бледно-зеленый фарфор в два слоя, верхний слой ажурный, узор в виде переплетающихся цветов. Подумав, он присовокупил к вазе простой ларец из черного дерева, полный драгоценной в Риме специи - черного перца.
Ли Чжан так и не пожелал менять свой паланкин на римский. Путешествовать, отгородившись от простолюдинов одними ткаными занавесками казалось ему недостойным благородного господина. Его паланкин закрывался деревянными стенками наглухо, с четырех сторон. И изменять своим привычкам посол из Хань был не намерен.
Дом Тигеллина находился на холме Виминал. На Виминале селились древние, но небогатые и незнатные семьи. Но там же стоял и лагерь преторианцев, а Тигеллин не желал находиться далеко от своей армии.
Подарки Тигеллину понравились, хотя он постарался не слишком выказывать радость. Зато сразу посыпал перцем кушанья, стоявшие перед ним.
- Сегодня будем веселиться, Сейрес, - сказал он, хлопая Ли Чжана по спине.  - Хотя Марс и не любит веселья, но мы не любим, когда кто-то, пусть даже боги, мешают нам веселиться!

+1

4

Лаис тихонько выглянула из-за плотного занавеса,отгораживающего триклиний от маленькой проходной комнатки, в которой расположились артисты, призванные веселить гостей этим вечером. Взгляд куртизанки остановился на том самом чужеземце, о котором ей говорил человек в капюшоне. Она усмехнулась: кого только не увидишь в Риме! Усатый и бородатый варвар! Чтож, тем интереснее поручение, чем больше за него платят.
- Готовы, девушки? - хриплым голосом спросила флейтистка.
Танцовщицы ответили невнятным бормотанием, поспешно приглаживая волосы, поправляя складки одежд и проверяя, не слишком ли скользкие подошвы кожаных сандалий, которые надевали специально для танцев в богатых домах - чтобы не поскользнуться на мозаичном полу и не запачкать ступни выплеснутым вином и прочими излияниями, сопровождающими каждый пир.
Зазвучала музыка, и танцовщицы - как в сотый или тысячный раз - вплыли в зал, грациозно изгибаясь в станах и красиво вскидывая руки.
Лаис успешно минула нескольких подвыпивших мужчин, пытавшихся поймать ее за край полупрозрачного покрывала, и оказалась перед ложем чужеземца. Делая вид, что вовсе не он - ее цель, Лаис улыбнулась Тигеллину, расположившемуся рядом, и встряхнула распущенными волосами, чтобы концы локонов задели чужестранца. К пиру каждая прядь была заботливо накручена на раскаленный железный прут, окроплена розовой настойкой и присыпана золотой пудрой для блеска. Сейчас он вдохнет божественный аромат роз, и рука сама потянется, чтобы схватить шелковистые пряди и притянуть к себе прекрасную добычу.

0

5

Женщины в Риме были красивы и развратны. Счастье для глаз, разочарование для сердца. В них не было ни утонченности Си Ши, ни бесстрашия и преданности Ван Цян.* Зная продажность римлянок и то, какой вред красивая женщина может нанести государственным делам, Ли Чжан никогда не брал женщин, которых предлагали ему Тигеллин и другие придворные, опасаясь ловушки. Сначала он отговаривался нездоровьем, потом - религиозными обрядами, которые требовали долгого очищения, как телесного, так и духовного. За год, проведенный в Риме, слуги тайком приводили Ли Чжану женщин, купленных на одну ночь и случайно, всего два раза. И в последнее время он все чаще с тоской вспоминал любимую наложницу Си Дяо.
На сегодняшнем пиру он уже привычно ожидал "подарка" в виде женского тела. И даже вычислил этот подарок - белокурая красавица проплыла рядом с ним, задев волной золотистых волос, мягких, как шёлк. Ли Чжан приготовился к тому, что сейчас Тигеллин начнет нахваливать достоинства "подарка" и уже подобрал слова вежливого отказа, но советник императора не торопился с похвалами. Он сам принялся ловить край прозрачного одеяния красавицы, а поймав, притянул к себе, указав на блюдо со сладостями - крошки белого хлеба, вымоченные в меду со специями, скатанные в шарики и обваленные в молотых орехах. Тигеллин подпер рукой голову и раскрыл рот, предлагая женщине покормить его.
____________________________________
Си Ши и Ван Цян - знаменитые своей красотой женщины, входят в число Четырех Великих Красавиц Китая.

+1

6

Вопреки надеждам, чужестранец не пожелал показать себя охотником. Лаис осталась недовольна, но сдаваться не собиралась. Внимание Тигеллина было как нельзя кстати, потому что ложе его располагалось рядом с чужестранцем. Присев на краешек, Лаис взяла блюдо со сладостями и взяла ореховый шарик двумя пальцами, изящно отставив мизинчик. Преэже чем положить лакомство в широко раскрытый рот начальника преторианцев, она метнула смущенный и кокетливый взор в сторону чужестранца.
- Ты приехал издалека, мой господин? - спросила она как можно нежнее. - Я не видела людей, подобных тебе.
- Он из шелковой страны, - вмешался Тигеллин. - Ты же любишь шелк, красавица? Ведь ничто так не украшает женщину, как скользящие тут и там тряпки!
Говоря так, он погладил куртизанку по груди и бедру. Лаис притворно-сердито ударила его по руке и засмеялась звонко, как серебряные колокольчики:
- А вы, мой господин, очень нетерпеливы. И ветрены. Ведь танцовщица Хризокома, которую вы всегда дарили вниманием, сегодня здесь. Она готовит для вас нечто необыкновенное...
Тигеллин отвлекся, высматривая пассию среди толпы куртизанок, а Лаис, воспользовавшись этим, ополоснула пальцы в чаше с розовой водой и взяла новый ореховый шарик, играя ямочками на щеках.
- Не будет ли нескромным с моей стороны угостить тебя кушаньем нашей страны? - спросила она. - У нас принято, что на пирах женщины кормят мужчин. А как проходят пиры в вашей стране? Ах, я такая глупая! - она прижала ладонь к щеке. - Должно быть, ты, господин, не понимаешь нашего языка!

+1

7

- Я понимаю ваш язык и немного говорю на нем, - ответил Ли Чжан, невольно улыбаясь - так мила была женщина в своем смущении. - Но наши законы разрешают мужчинам есть только из рук любимой жены, поэтому не заставляй меня поступать против моих правил.
Он принял угощение из рук танцовщицы и склонил голову в знак благодарности. Римские сладости, кстати, казались ему слишком приторными. А фраза, которую он произнес, помогала ему уже много раз. Почему-то она действовала на всех женщин, даже самых продажных. И позволяла отказать, не обижая отказом. А женщина была красивая. Ли Чжан уже привык к западной красоте и ее разнообразию, и мог оценить и милое личико с кожей нежной, как розовые лепестки, и светлые локоны, выбившиеся из прически и придающие отчаянно юный вид их обладательнице.
Она спросила про пиры, и Ли Чжан не мог не ответить. Да ему и самому приятно было разговаривать с таким милым собеседником.
- Наши пиры схожи с вашими, - сказал он, - женщины не присутствуют на них Женщины сидят дома. Но храмовые девушки танцуют на пирах, чтобы усладить взор мужчин. И тут наши народы схожи в традициях.

+1

8

Лаис сразу почувствовала, что ее чары не подействовали и сменила тактику.
- Только наши мужчины с удовольствием едят из чужих рук, - сказала она с затаенной грустью и даже вздохнула - тихо, но чтобы чужестранец услышал. - Что им до того, что дома их ждут жены? Многие женаты в третий или четвертый раз, а некоторые - и в пятый. Для них жена - это еще один удачный договор по объединению состояний или власти. А мы, бедные танцовщицы - всего лишь источник наслаждений, такие же, как еда или вино. Но такова участь женщин в мужском мире.
Тут она смущенно потупилась и сказала застенчиво:
- Прости, что я надоедаю тебе глупыми речами на пиру. Ты пришел сюда веселиться, а не выслушивать мои жалобы.
Тигеллин снова грубо притянул Лаис к себе, и она приникла к нему с послушной покорностью, бросив на чужестранца извиняющийся взгляд.
Пляски приняли буйный характер, многие танцовщицы сбрасывали с плеч полупрозрачные одежды, а пьяные патриции развлекались тем, что отбирали у женщин венки и хохотали, когда куртизанки тянулись к венкам, визжа и толкаясь, и делая вид, что не могут их отобрать.

+1

9

Во взгляде женщины Ли Чжану прочиталась мольба о помощи. Точно с такой же покорностью утки, которых забивают для императорского стола, кладут головы на деревянную плаху, понимая, что сейчас будут убиты, и понимая, что не могут с этим бороться. А эта женщина была слишком юной, слишком красивой, чтобы тратить себя на утеху невежды и невежи, вроде Тигеллина.
Рука сама потянулась и легла на плечо златокудрой.
- Уступи ее мне сегодня, - сказал Ли Чжан. - Она задела мое сердце.
Тигеллин, выпивший уже много вкусного темного вина, не сразу понял его слова, а когда понял - расхохотался.
- Неужели, я - доверенное лицо и верный друг императора - пожалею волчицы для гостя? Бери, - он столкнул куртизанку со своего ложа и посчитал нужным сделать внушение: - Будь с ним нежна и предупредительна! Если он останется тобой недоволен, отправлю тебя на арену, будешь изображать там любовь с Зевсом в образе быка!
Ли Чжан притянул женщину поближе. Он уже был наслышан и успел посмотреть на жестокие развлечения римлян, которые устраивали оргии с животными публично, считая их занимательным зрелищем. Жестоко было со стороны Тигеллина пугать слабую, ни в чем не провинившуюся женщину, таким наказанием.
- Не бойся, - сказал он так, чтобы услышала только она. - Я не трону тебя и не пожалуюсь советнику. Просто развлеки меня разговором. На этом пиру мало разговаривают, а я соскучился по хорошим собеседникам.

+1

10

Как посмотреть на мужчину волнующим взглядом, глазами, полными слез восхищения - этому Лаис была обучена еще в школе при храме. Ничего сложного, а эффект превосходит все ожидания. Она постаралась выразить взглядом, что признательна до глубины души за спасение от Тигеллина. Конечно, ее покоробили и немного напугали угрозы ареной. Тигеллин мог это сделать. Причем, лишь по прихоти, а не в качестве наказания. Если бы у нее был могущественный покровитель, она бы была защищена, и Тигеллин не был бы столь смел на словах.
Самого начальника преторианцев, как покровителя, она не рассматривала. Этот человек нуждается только в игрушках - на день, на ночь, и даже не на месяц. Нет, связаться с таким - значит навлечь на себя гнев римлян, и столкнуться с этим гневом лицом к лицу, когда интерес Тигеллина иссякнет.
По сравнению с другом императора, чужестранец был не в пример спокойнее. И лицо у него было умное. И пил он мало. Лаис порадовалась, что ей досталось такое приятное задание.
Правда, ее смутило, что чужестранец отказался от ее прелестей. Это было странно. Или он настолько благороден, или... Лаис взяла кувшин с вином и наполнила до краев бокал своего хозяина на этот вечер.
- Конечно, я буду говорить столько, сколько пожелаешь, и о том, о чем тебе будет интересно услышать, - улыбнулась она самой нежной, самой застенчивой улыбкой, и спросила тише: - Но ты проявляешь неслыханное благородство, отказываясь получить у куртизанки то, что является ее работой... Или ты, господин, предпочитаешь мужчин?..

+1

11

- Нет, не предпочитаю, - о том, что отношения между мужчинами в Риме не считаются чем-то постыдным или шокирующим, Ли Чжан уже тоже был наслышан. Как и то, что просвещенные жители запада насмехались над варварами, которые не разделяли их любви к однополому эросу. - В моей стране есть поговорка: "Для нефритового перста создана нефритовая пещера, а не  медный  таз". И еще в моей стране не считают правильным входить в первую попавшуюся пещеру. А великий мудрец соей родины - учитель Кун, любил повторять, что целомудрие - украшение мужчины.
Он пригубил вино, которым наполнила его бокал златокудрая женщина. Пригубил, и отставил бокал. Воздержание полезно не только в любви, но и в еде, и в питье. Чтобы не утратить разум, лучше всегда быть чуточку голодным, чем чуточку объевшимся.
- Здесь меня зовут Сейрес, - сказал Ли Чжан. - Некоторые зовут Шёлковым человеком, потому что я прибыл из государства, где производится самый прекрасный шелк. А если думают, что я не слышу или не понимаю, зовут варваром, - он усмехнулся, внимательно глядя в юное лицо собеседницы - вдруг смешается или смутится. - Как мне называть тебя? Хочу услышать твое имя и его толкование. На востоке есть учение, что имя определяет судьбу. Я плохой провидец, но могу попробовать.

+2

12

Лаис давно умела скрывать эмоции, и улыбка ее оставалась безмятежной, когда Шёлковый человек говорил ей о том, что его называют презрительно варваром. Выслушав, она укоризненно покачала головой:
- Не слушай глупых и напыщенных людей, господин. Мы, куртизанки, не особенно образованны, но гораздо чище душой, нежели можно предположить, глядя на нашу профессию. Мы никогда не смеемся над чужеземцами и не относимся презрительно к их обычаям. Ведь я и сама, - тут она стыдливо опустила глаза, - чужая в этой стране. Родина моя далеко отсюда, в прекрасном городе Коринфе. Там я воспитывалась с детских лет и получила имя Лаис. Оно древнее, это имя. Его значение уже забыто. Кто говорит, что на греческом оно означает "всегда первая", а кто говорит, что это мавританское имя, означающее "львица". Моя наставница считала имя мавританским. Ей казалось, что я похожа на дикую кошку.
Лаис засмеялась, запуская руки в массу своих золотистых кудрей. она встряхнула головой так, что волна пробежала от макушки к концам тугих локонов. Показав ямочки на щеках, женщина взглянула на чужестранца лукаво и застенчиво, словно спрашивая: я ведь хороша, верно?
- А как ты растолкуешь мое имя? - полюбопытствовала она. - Я вижу, что ты человек образованный и умный. Может, ты маг или волшебник? Говорят, их много на востоке, а ведь ты пришел с востока?

+2

13

Ли Чжан невольно залюбовался ею. И ведь она точно была похожа на кошку. Но не на дикую, а на домашнюю. С бубенчиком на дорогом ошейнике, с шерстью, расчесанной от ушек до кончика хвоста.
- Наставница назвала тебя не совсем верно, - улыбнулся он красавице. - В тебе нет грозной красоты львицы. Возможно, таким способом она пыталась придать тебе ту твердость, силу и злость, что необходима женщинам, чтобы выжить в мире мужчин. Я надеюсь, что это имя принесет тебе удачу. А в моей стране тебя бы прозвали Гэ Цзянь - Золотой Шёлк. Потому что твои волосы сияют, как золото, но они не холодные, словно металл, а мягкие, как самая нежная ткань.
Он не удержался и прикоснулся к этим мягким волнам, которые ласкали пальцы, как живые.
- И я не маг, хотя и пришел с востока, - он позволил себе расслабиться рядом с этой ласковой и немного наивной, несмотря на явный опыт в любовных делах, женщиной. - Был бы я магом, то смог бы воспротивится волшебству твоей красоты. А я не могу.

Отредактировано Ли Чжан (2015-07-01 19:45:38)

+2

14

- Так и не нужно, господин мой, - Лаис на мгновение прижалась к плечу чужестранца, сияя глазами с лукавой доверчивостью. - А впрочем, как ты сам захочешь...
Она снова выпрямилась, застенчиво опустив ресницы, и снова подлила гостю вина. Празднование приняло разгульный оборот, но эти двое не участвовали во всеобщем веселии, словно позабыв обо всех и обо всем.
- В твоей стране чтут красоту? - спросила Лаис, пододвигая к Шелковому Человеку смоквы, чтобы он попробовал. - Или ваши женщины прячутся на женских половинах домов? Я слышала, на востоке наказывают тех, кто обнажит тело, смертной казнью. У нас все проще, как ты видишь. Скорее, станут наказывать тех, кто проявит слишком большое целомудрие!
Она засмеялась тонко и нежно, словно невзначай коснувшись пальцами руки чужестранца. Пальчики ее были умащены розовым маслом, а ногти подпилены и отполированы.

+1

15

- Нашим красавицам не нужно обнажаться, чтобы доказывать, что они красивы, - ответил Ли Чжан, пряча усмешку и делая вид, что не заметил соприкосновения руками. - К тому же, мой народ считает, чем больше скрыта тайна, тем она желаннее. Вы сделали из красоты достояние каждого, поэтому она и обесценилась. А у нас красота - как драгоценность. Чтобы познать ее платят, порой, жизнью.
Он отпил вина, и почувствовал, что язык говорит, как будто сам собою.
- Знаешь, какое прозвище было у одной из самых знаменитых красавиц моей родины? Ее звали "Упал гусь".
Увидев изумление в глазах собеседницы, Ли Чжан рассмеялся. Рассмеялся легко и весело, наверное, он смеялся так впервые с тех пор, как отправился в путешествие.
-  Ван Чжаоцзюнь однажды увидел пролетавший мимо гусь, он был так поражен ее красотой, что забыл, как лететь и упал на землю. Вот поэтому у нее такое прозвище. Она была великой женщиной, не только красивой, но еще и очень умной. искусной в беседах, музыке и каллиграфии. У нас говорят, что только хороший воин может научиться владеть кистью. Ван Чжао была настоящим воином, несмотря на свою женскую сущность. Она была горда, очень горда, и мечтала стать женой императора Хань. Для этого собирают самых красивых девушек по всей стране, они проходят экзамен на знание этикета, пения и танцев, потом их портреты рисуют художники, и император выбирает тех, кто займет место "самых драгоценных" и "бесценных", а остальных, просто "драгоценных" ссылают в дальний дворец, где они живут рядом с императором, но тот никогда не видит их лица и не позволяет им стать женами обыкновенных мужчин. Многие девушки дают взятки художникам, чтобы избежать участи "драгоценных". Но Ван Чжао отказалась давать взятку, посчитав, что ее красота не нуждается в нечестном пути. В отместку художник изобразил ее такой, что император отправил Ван Чжао в дальний дворец. Там она провела несколько лет, томясь от одиночества и скуки. Но на империю Хань напали племена гуннов, и их предводитель согласился заключить мир если только получит в жены ханьскую принцессу. Император приказал подобрать на роль принцессы какую-нибудь императорскую наложницу из тех, кого не жалко. "Драгоценные" должны были бросить жребий, чтобы одна из них отправилась в дикую страну гуннов. Но Ван Чжао вызвалась сама. ей настолько надоела уединенная и обыденная жизнь, что она готова была стать женой дикаря, но вырваться из золотой тюрьмы. Портрет Ван Чжао показали императору, и он разрешил ей отправиться в земли гуннов. Когда же бывшая наложница уже сидела в паланкине, готовая к отъезду, император, наконец-то, увидел ее. Он был разгневан и приказал казнить художника, который своей ложью лишил Хань такого сокровища. Но ничего уже нельзя было изменить. и Ван Чжао уехала к гуннам. Она больше не вернулась на родину, но благодаря ее стараниям, гунны не нападали на Хань до самой ее смерти. А ее дочь вернулась в Хань и вышла замуж за ханьского вельможу. Дочь Ван Чжао - моя прапрапрабабка по матери.

+2

16

Рассказанная чужестранцем история привела Лаис в восторг. Она засмеялась и захлопала в ладоши. Словно обессилев от смеха, она оперлась о колено мужчины.
- "Упал Гусь"! - куртизанка покачала головой. - Никогда бы не подумала, какое это почетное прозвище! Твоя прародительница, господин, и в самом деле великая женщина! Какая достойная и яркая судьба! Ах, о подобном нам, бедным рабыням плотских желаний, можно лишь мечтать. Но какую низость, какое коварство проявил художник!.. 
Звон кимвалов и нестройное пение пирующих становились все громче и пронзительней. Лаис словно невзначай коснулась пальчиками своего уха и поморщилась. Но потом улыбка ее стала теплее и ласковее, и она снова подлила чужестранцу вина.
- Ты так интересно рассказываешь, господин, - сказала она. Не случится ли так, что ты расскажешь мне еще что-нибудь столь же занимательное из истории твоего народа? Я думаю, ты из очень хорошего и достойного рода, и каждый из твоих предков может похвастаться такой же удивительной жизнью, как красавица Упал Гусь!

0

17

Ли Чжан посмотрел на женщину почти с благодарностью. Каждое ее слово дышало искренностью, а нежное личико было таким невинным, лишь в глазах угадывалось доброе, какое-то домашнее лукавство.
- Твои слова согрели сердце чужестранца, - сказал он. - Мне бы хотелось, чтобы ты согрела и мое тело.
Последняя фраза вырвалась сама собой, но Ли Чжан не пожалел об этом. Златовласая женщина нравилась ему все больше и больше. И он не видел причин, почему бы не провести с ней пару вечеров или ночей наедине. Вряд ли она была подослана Тигеллином, а если и была - не вонзит же она ему нож в спину. Пусть шпионит, он будет осторожен.
- Если ты согласна, я заплачу шелком или золотом, или серебром, как скажешь. Скажи, куда прислать за тобой, я отправлю подарки, паланкин и рабов, чтобы тебя сопроводили.
Еще он подумал, что такое сокровище слишком драгоценно, чтобы разменивать его на пьяных пирах. Тигеллин не оценит ни тонкой душевности, ни веселого нрава, поэтому ему, чужестранцу, ценителю прекрасного, надо поскорее насладиться этой красотой. Пока она еще свежа, полна сил и сердечного жара.

0

18

Лаис сделала вид, что смутилась, пряча лицо в ладонях, а потом опустила руки, глядя на чужестранца с лукавой нежностью.
- Не надо присылать, милый, - сказала она. - Скажи, куда мне придти, и я приду. А еще лучше - приходи ко мне. У тебя всюду глаза, а у меня - тайна. Никто ничего не узнает.
Она замерла, стараясь не выказать волнения - как быстро он поддался ее чарам, хоть бы не сорвалась с крючка такая знатная рыбка. Ей было велено заманить его в свое жилище. Станет ли он настаивать, чтобы встреча произошла у него?
- Видишь ли, - она поправила золотистый завиток, упавший на щеку, - мне хотелось бы встретить тебя во всей красе, а не утомленной путешествием в душном паланкине. У меня приготовлены мази и притирания, если ты захочешь принять ванну, и моя рабыня - искусная музыкантша, если ты захочешь послушать музыку, пение или посмотреть, как я танцую.
Она взяла смуглую мужскую руку и грациозно поднесла ее к губам для поцелуя.
- Ты мне сразу понравился, - сказала она просто, - я сделаю все, чтобы скрасить твои ночи, развлечь и развеселить. И не возьму дорого. Только то, что ты сам пожелаешь подарить на память о встрече с тобой.

0

19

Ли Чжан приблизил ее к себе и поцеловал в губы. Поцеловал нежно и осторожно, стараясь не спугнуть чувство привязанности, которое вызвал в этой женщине, столь на него не похожей.
- Ты не останешься в проигрыше, - пообещал он. - и не уйдешь без богатых подарков.
А вокруг них бесновалось римское пиршество - с козлиными головами гостей, пронзительно звучащей музыкой, визгом и смехом куртизанок и звоном посуды, которую швыряли на пол в пьяном угаре.
- Здесь шумно, - продолжил Ли Чжан, - давай сбежим, никому ничего не сказав? Если не хочешь провести ночь у меня, пойдем к тебе. В моих носилках хватит места на двоих. Скажи, где живешь, и мои слуги доставят нас туда.
Они вышли из триклиния, и никто не обратил на них внимания. Многие гости к этому времени поспешили уединиться с прелестными танцовщицами. Одним больше, одним меньше - какая разница?
Глухие носилки, так не похожие на паланкины римлян, ждали во дворе. Ли Чжан первым сел в них и протянул руку златокудрой Лаис. Ночь была особенно хороша - тихая, безветренная, полная прохлады. На небе не было луны, но звезды горели ярко, как тысяча золотых монет, разбросанных по куполу черного неба.

+1

20

Внутренне возликовав, Лаис последовала за чужеземцем с покорностью овечки. То есть, это он думал, что ведет ее, как овечку. На самом же деле, именно он был жертвенным животным, приготовленным к закланию. Конечно, куртизанку несколько опечалило, что жертвой был избран не самый плохой мужчина на этом свете. Но деньги - это деньги. Мужчины приходят и уходят, их бросают, бросают и они. И несмотря на кажущуюся нежность чувств еще ни один не отказался от плотских утех, видя смазливое личико, пару стройных ног и упругие грудки. Значит, каждый сам за себя.
Носилки чужестранца озадачили Лаис. Увидев, как проворно их хозяин заполз внутрь деревянной коробки, больше похожей на клетку для зверья или ящик для овощей, она попыталась так же проворно проползти следом, но не рассчитала высоты входа и стукнулась макушкой. Правда, тут же засмеялась, потешаясь над собственной неловкостью. Внутри все было мягким на ощупь. Лаис погладила пуховые подушки и шелковые покрывала, и нашарила мужское колено.
Носилки подняли и понесли, Лаис, взвизгнув, не удержала равновесия и упала прямо в мужские объятия.
- Держи меня крепче, господин мой, - сказала она низким волнующим голосом.

+1


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Прошлое » Льстец - самый опасный из ручных животных