Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » В месяц Юноны свадьбы играют


В месяц Юноны свадьбы играют

Сообщений 61 страница 86 из 86

61

- Тебе понравилось? – спросила Прима Роза, когда она и Юлия вышли из амфитеатра вместе с толпой женщин и рабов, после просмотра дивной трагедии Сенеки.
- Не очень, - честно призналась Юлия, страдая от мысли, что не может порадовать сестру. – Мужчины вели себя… несколько вызывающе…
- Поражаюсь, как ты это заметила, - не сдержалась Прима Роза. – Ты все представление просидела с таким отсутствующим видом… О чем ты думала?
- Боюсь, моя рабыня недостаточно прилежна. Я волнуюсь за свою виллу, - простодушно ответила сестра.
- Марина Маргарита! – вскинула руки Прима Роза. – Ты неисправима, моя дивная Юлия!
Матроны пересекли улицу, сопровождаемые двумя рабами, один из которых нес зонт над их головами, а другой – подушки и корзины с провиантом. Во время театрального представления сестры возлежали на принесенных с собой подушках, брошенных на каменные скамейки, потягивали вино, разведенное водой, и грызли каленые кедровые орешки.
Прима Роза рассчитывала, что искусство актеров увлечет Юлию, но ошиблась. Единственное, что сестра хотела – поскорее удалиться в провинцию, как можно дальше от шумного города. Прима Роза искоса поглядывала на тонкий профиль Юлии. Многие мужчины смотрели на нее с откровенным вожделением, но Юлия даже не замечала этих взглядов. Казалось, она жила в каком-то своем, обособленном от реальной жизни, мире. Слегка суеверное чувство охватило Приму Розу, ее младшая сестра больше походила на богиню, нежели на смертную женщину.
Нет, так не бывает. Прима Роза гордо вскинула подбородок. Во что бы то ни стало, она расшевелит Юлию, вернет ее к жизни, сестра снова станет смеяться.

+2

62

Во время театрального представления Квинт Цезий мало смотрел на актеров, и не потому, что видел "Федру" уже несколько раз. Он то и дело оглядывался, находя взглядом матрону Юлию, которая расположилась вместе с сестрой несколькими рядами выше. Что за глупый обычай, заставляющий женщин сидеть отдельно от мужчин, да еще на самом верху амфитеатра!
- Ты высверлишь в каменном сидении шурф, если будешь так вертеться! - заметил Британик, забавляясь нетерпением и досадой своего друга.
- Не такая уж острая у меня задница! - парировал Квинт, но оглядываться перестал.
С трудом дождавшись окончания спектакля, он кинулся к выходу так стремительно, что не стал дожидаться, пока его соседи доберутся до лестниц, освободив ему путь. Он довольно бесцеремонно отодвинул нескольких патрициев и наступил некоторым на ноги, но даже не повернул головы, чтобы принести хотя бы формальные извинения. Впрочем, тех, кто желал бы начать ссору по поводу отсутствия у некоторых благородных манер, не находилось. Почти все знали в лицо Цезия Остроносого, и связываться с любимчиком императора никому не хотелось.
Поджидая сестер у выхода из театра, Квинт изнывал от ожидания, а когда две Юлии появились, замер на месте.
- Что же ты ждешь? - удивился Британик. - Идем брать крепость приступом!
- Когда ее нет - вспоминаю о ней с вожделением, - признался Квинт, - а когда она появляется передо мной - робею, как перед богиней. Но ты прав, идем!
Они пересекли улицу и встали на пути матрон, неспешно идущих своим путем.
- Что за дивные звезды сияют нам этим вечером? - сказал Британик, приветствуя благородных римлянок.

+2

63

Сердце Юлии отчаянно забилось, когда она в одном из мужчин узнала Эпомармара. Второй был совсем молодой юноша, высокий, несколько рыхловатый. При виде его Прима Роза вспыхнула мгновенным румянцем. Потом лицо ее приобрело ленивое выражение. Бросив взгляд на юношу из-под полуприкрытых век, она чуть облизнула нижнюю губу, мелькнув на секунду розовым язычком. Юлия невольно ахнула, так неожиданно увидев сестру совершенно в ином облике – как соблазнительницу, сладострастную и желанную женщину. Поведение Примы Розы показалось Юлии неподобающим. Она твердо взяла ее за руку, намереваясь обойти  мужчин стороной. Но Прима Роза не двинулась с места. Юноша подошел к ней совсем близко и склонился к самому ее уху. Не веря глазам своим, Юлия следила, как они обменивались короткими фразами, понизив голоса, так, что ничего не было слышно.
- Мы пойдем в таверну, Юлия, - объявила Прима Роза, широко улыбаясь.
- Что?! – Юлия удивилась бы меньше, если бы Капитолий вдруг рухнул.
- Почему ты так испугалась? – продолжала улыбаться сестра. – Я хочу есть и пить. А эти благородные квириты будут охранять нас от нежелательных компаний.
По мнению Юлии, именно эти квириты и были нежелательной компанией. Она упрямо выпятила подбородок и твердо сказала:
- Нет!
Прима Роза вскинула брови. До этого Юлия всегда была покорной ее воле. И вот, она противиться!
- Ничего страшного в этом нет. Мы просто приятно проведем время. Разве ты оставишь меня одну?
- Нет.
- Вот и прекрасно, клянусь Венерой…
- Сама не пойду, и ты не пойдешь! - объявила Юлия, грозно сверкая глазами.

+2

64

Эпомармар рассмеялся в кулак. Британик загодя предупредил его, что Прима Роза больше всего боится показаться старомодной - чопорной матроной у домашнего очага. На этот случай друзья договорились, как вести себя, если матрона Юлия заупрямиться.
Прима Роза перестала улыбаться и нахмурилась, насмешка показалась ей обидной.
- Не веди себя, как помешанная, Юлия! – зашипела она, подхватывая сестру под руку. – Это Рим, а не какая-нибудь пахнущая навозом деревушка! Здесь свои правила!

0

65

-  Божественные законы едины и для города и для деревни! – вспылила Юлия.
- Юлия! – Прима Роза даже топнула в сердцах. Ей страстно хотелось уйти вместе с любовником, но упрямая младшая сестренка решительно все портила.

0

66

Квестор поспешил придти к старшей сестре на помощь. Впрочем, действовал он больше в своих интересах.
- Думаю, ты, дивная матрона, уже давно не была в Риме, - сказал он вкрадчиво, забирая руку Юлии. Тебе будет очень интересно осмотреть город, - продолжал Эпомармар, обнимая незаметно матрону за талию. – Твоя сестра будет очень рада этому, а я буду очень рад сопровождать вас.

0

67

Юлия ахнула, но вырвать руку у квестора было под силу, разве, Юпитеру. Она ощутила себя безропотной овечкой, идущей на заклание и позволила Эпомармару увести себя вслед за сестрой и ее спутником. Таверна Афродиты Эвплои находилась не в самом лучшем районе города. Юлия не была здесь ни разу. Грязь, затхлость, узкие корявые улочки – все это угнетало ее. Попадавшиеся навстречу горожане были одеты в тряпье и смотрели на великолепную четверку, как на пришельцев с небес. И хотя вид у Юлии стал еще более высокомерным, она уже не спешила отнимать руку у Эпомармара.
Таверна ютилась в конце улицы, заканчивающейся тупиком. Треснувшая пополам вывеска выглядела особенно уныло, а маленькая статуя Афродиты перед входом была размалевана непристойными надписями. Юлия в панике взглянула на сестру, но Прима Роза не заметила ее взгляда. Все ее внимание было обращено к Гаю Британику, с которым она весело щебетала, то и дело приникая к нему всем телом. Держась за руки, они легко взбежали по ступеням  и исчезли за расшатанными дверями.

0

68

Эпомарамар, заметивший смятение Юлии,  поспешил ее успокоить:
- Тебе нечего бояться, дивная матрона. Таверна Лютиции – достойное место. Не пугайся неказистой вывески.
Он все крепче прижимал матрону к себе, чувствуя сквозь одежды, как она дрожит.
- Пойдем же, что стоять на пороге? – вкрадчиво позвал квестор.

0

69

Вопреки опасениям, внутри таверна оказалась чистой, даже уютной. Приглушенный свет лампионов, закрытых пузатыми фонарями из красного стекла, создавал таинственную атмосферу. Звуки флейты доносились откуда-то издалека, нежные, как звон ручья. Столы были полупусты. К удивлению Юлии, здесь находилось много женщин. По ухоженному и высокомерному виду она признала их матронами и задумалась, почему достойные римлянки посещают таверны – ведь это противно закону? Выскочила хозяйка – красивая полная гречанка. Губы ее были ярко накрашены, а одета она была в яркий хитон по подолу которого вился рисунок из стилизованных волн.

0

70

- Здравствуй, Лютиция, - приветствовал ее Эпомармар.
- О, мои славные господа! - развязно поприветствовала она его и Британика. – Вы будете ужинать в зале или… в комнатах для почетных гостей?
За плечом Юлии, незаметно для нее, Эпомармар показал хозяйке два пальца. Лютиция многозначительно улыбнулась и пригласила их в боковые двери, занавешенные тяжелыми восточными тканями. Поднырнув под драпировки, все четверо во главе с хозяйкой оказались в узком коридорчике, скупо освещенном лампионами. Хозяйка повела их дальше и распахнула двери в маленькую, гораздо меньше зимнего конклава, комнату. Здесь не было лавок и столов, зато находилась пышно убранная кровать, освещенная тремя светильниками, подвешенными к потолку на фигурных цепях.
- Сейчас велю принести вино и угощенье, - пропела Лютиция и исчезла, бесшумней призрака.

0

71

Юлия  застыла, как столб, сложив на животе руки, в то время, как Прима Роза, хохоча, уселась на кровать, а Гай Британик принялся развязывать ее сандалии.
- Если ты устала, то в нашем доме нашлась бы кровать и получше, - сурово сказала Юлия.
- Я знаю, - весело отозвалась Прима. – Но до дома добираться далеко, а мне надо подкрепить силы прямо сейчас.
И тут она послала Гаю Британику пламенный, многообещающий взгляд.

0

72

- Пойдем-ка, поторопим Лютицию с вином, - шепнул Эпомармар  на ушко Юлии, нежно обнимая ее за талию.
Он провел матрону чуть дальше по коридору. Не будь она так изумлена всем происходящим, то поняла бы, что он ведет ее совсем в другую сторону, не в ту, куда ускользнула хозяйка. Эпомармар толкнул двери соседней комнаты, пропуская Юлию вперед.
Эта комната была украшена гораздо богаче, чем предыдущая. Светильников было шесть, все - старинной работы, на кровати лежало дорогое восточное покрывало, а в маленькой курильне завивались клубы ароматного дыма.

0

73

Развязный смех сестры все еще звучал в ушах, а ароматы благовоний совсем закружили голову. Юлия и так двигалась, как во сне, а сейчас и вовсе почувствовала слабость в коленях. Понимая, что не удержится на ногах, она со слабым вскриком вцепилась в тунику квестора.

0

74

Эпомармар не дал ей упасть, легко подхватив на руки. Губы его оказались в опасной близости от губ дивной матроны, но он сдержался, чтобы не напугать пугливую лань.
Усадив Юлию на кровать, квестор присел рядом и нежно погладил ее выпуклый упрямый лоб.

0

75

- Оставь меня, - выговорила Юлия с трудом, не имея даже сил отодвинуться. Тяжелый дух благовоний лишал ее воли и способности здраво мыслить. Но она упорно отворачивалась от загорелого мужского лица, чтобы не видеть темных глаз, жарких, как угли. ей казалось - стоит в них посмотреть, и последняя решимость покинет ее.

Отредактировано Юлия Терция (2015-09-10 16:52:55)

0

76

- Ты пленила мое сердце, - сказал квестор, поглаживая уже щеки Юлии. Она отворачивалась, стараясь избежать касания его пальцев, но делала это медленно, словно бы нехотя. – Один твой взгляд – и я был покорен. Я, столь многоопытный в битвах. Что ты сделала со мной, дивная матрона?
Он взял ее за руку и поцеловал в ладонь.

0

77

Юлия вырвала руку из загорелых пальцев квестора и проворно соскочила с кровати, отбежав в дальний угол, где стояла серебряная чаша для омовений. Матрона словно застыла, выпятив подбородок и сложив руки на груди. Вкупе с холодными чертами мраморного лица, это придавало ей вид божественного изваяния.
- Зачем ты привел меня сюда? – с вызовом сказала она. – Разве это место для такой знатной женщины, как я?!
Румянец негодования окрасил лицо матроны, глаза засверкали, когда она продолжила свою обвинительную речь:
- Этот город погряз в разврате, но это не значит, что со мной следует обращаться по законам этого города! Я – из знатного рода, я из рода Юлиев, если ты забыл! Подумай, что скажет мой брат, когда узнает, куда ты привел меня! Я заслуживаю большего, нежели эта грязная таверна!

+1

78

Квестор был совершенно очарован ее величественной красотой - холодной, почти девственной. Молитвенно протянув к ней руки, он сказал так проникновенно, как только мог:
- Тебе нечего бояться, дивная матрона! Клянусь Марсом, моим покровителем, я не причиню  тебе зла! Ты уйдешь отсюда  такой же, как и пришла!

0

79

Юлия смерила его внимательным и настороженным взглядом - искренен ли? Не обманывает ли ее? Ах, она так плохо разбиралась в людях! И сейчас не знала, что сказать, и все внутри дрожало, как натянутая струна.
- Я хочу уйти сейчас же! – она упрямо выпятила подбородок.

0

80

Квестор тихо засмеялся, покачивая головой:
- Боюсь, это будет неразумно. Подумай, что скажет твой брат, когда ты явишься домой одна, без сестры?
Он с удовольствием заметил смятение на тонком лице матроны. Подумав, Юлия медленно кивнула, соглашаясь. Квестор внутренне возликовал. На его негромкий хлопок в комнату скользнула хозяйка, неся вино и фрукты. Низко кланяясь, она оставила угощенье и также бесшумно исчезла.
Эпомармар теперь действовал нарочито медленно, чтобы не напугать юную женщину, которая застыла в напряженной позе, готовая то ли сопротивляться до последнего вздоха, то ли упасть в обморок. Подойдя к матроне, он нежно обнял ее и легко поцеловал в щеку, в знак своих добрых намерений. От нее пахло мятой. Он на миг прикрыл глаза, чтобы получше насладиться этим запахом.
- Сядь вот здесь, на кровати… Видишь, здесь нет стульев… А я сяду на ковер у твоих ног.
Он налил в чашу вина и плеснул чуть воды, и протянул Юлии:
- Выпей, это придаст тебе бодрости.

0

81

Юлия позволила усадить себя на персидские покрывала и уставилась на кончики своих сандалий, которые высовывались из-под ее столы.  Она была так испугана, что ее трясло, как в лихорадке. Чаша с вином, что она приняла из рук квестора, заходила ходуном в ее руках, часть вина расплескалось на постель.
Неожиданно для самой себя, Юлия осушила ее до дна одним залпом. После этого узел страха, стягивающий ее внутренности, немного ослаб. Она со скрытой улыбкой поглядела на мужчину, восторженно взирающего на нее с пушистого восточного ковра. Он показался ей забавным. Темные пряди, непослушно вьющиеся вокруг загорелого лба, придавали ему мальчишеский вид. Захотелось протянуть руку и оттрепать его за вихры, как попавшегося на воровстве уличного бродяжку.

0

82

Эпомармар был явно обрадован ее настроением.
- Ты так красива, матрона Юлия, - начал он восхищенно. – Ты достойна быть моделью лучших ваятелей… Если позволишь, я закажу статую твоей прародительницы! И попрошу придать ей твои черты!

0

83

- Не богохульствуй! - Юлия попыталась сурово сдвинуть брови, но это плохо удалось ей, и она опять хихикнула, чему была несказанно удивлен. Только что она умирала от страха и гневалась, а теперь смеется, как будто находится под защитой семейных стен.

0

84

- Мне нравится, когда ты смеешься, - квестор осторожно положил руку матроне на колено.

Отредактировано Квинт Цезий Руф (2015-09-13 19:52:33)

0

85

От неожиданности Юлия дернулась и толкнула квестора коленом в грудь. Возмущение и страх снова охватили все ее существо. Она хотела встать, но ноги не слушались. Кровь стучала в виски так бешено, что Юлия сжала голову, пытаясь избавиться от этих молоточков. "Я пьяна! - поняла она, но даже мысли текли лениво. - Он опоил меня, это исчадье Гадеса!"

0

86

Теперь нельзя было спугнуть долгожданную удачу. Квестор подобрался, словно в бою, перед решающим броском, и стоило матроне Юлии отвлечься, он в два счета уложил ее в подушки, придавив тяжестью своего тела. Теперь птичка не выберется из плена. А когда все будет кончено - посмотрим, какие песни она запоет.
Совсем близко оказались голубые глаза со зрачками черными, как египетский гагат. Квинт пренебрег осуждением, с которым смотрели на него эти прекрасные очи, и поскорее запечатал матроне рот поцелуем, чтобы повременила с гневными речами. Пока пусть помолчит, а потом, может, произнесет совсем иные слова.

0


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » В месяц Юноны свадьбы играют