Рим. Принцип талиона.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » Слаще нимфеиных слез аромат благовоний


Слаще нимфеиных слез аромат благовоний

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://upyourpic.org/images/201308/8bhwqx97kt.jpg
УЧАСТНИКИ
Руберия Камилла, Аврелия Косса
ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Рим, майские календы 63 года
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЮЖЕТА
Вместо того, чтобы отправиться с кувшинами к источнику Эгерии, две юные послушницы, соблазненные ароматом благовоний и блеском ювелирных украшений, навещают торговые ряды.

0

2

Аврелию в силу возраста еще не допускали до исполнения обрядов, но принести воды из грота Эгерии, в сопровождении старшей сестры, уже допущенной до мистерий, ей вполне могли позволить. И позволили! Камилла выбежала от главной весталки довольная, словно получила подарок на тысячу сестерциев.
Перед тем, как обрадовать Аврелию оказанной ей честью. Камилла ненадолго заглянула в отведенную ей комнату - у каждой весталки было помещение, где можно было уединиться для сна и молитвы. И хранить свои личные вещи. И сбережения. И ценные предметы, которые горожане передавали жрицам на хранение.
Порывшись в сундучке, Камилла извлекла из него тяжелый кошель. Подкинув кошелек на ладони и порадовавшись звону монет, весталка спрятала кошелек за пазуху и поспешила в общий зал, где сейчас находилась ее подруга.   
- Аврелия, сердечко! - крикнула она с порога. - Сегодня ты идешь со мной к источнику! Возьми кувшин!
Сама Камилла уже взяла старинный кувшин-лутрофор, из белой обожженной глины, с высоким горлышком. Выйдя во двор, она поставит его на голову. Это так красиво - дева, несущая на голове кувшин, поддерживающая его тонкой рукой. Сколько поэтов и художников воспевали этот образ. Камилла нетерпеливо пристукивала ножкой, ожидая, пока подруга присоединится.

+1

3

При виде подруги лицо Аврелии просияло и она быстро встала из-за прялки, за которую засела сразу после завтрака. В атрии их было шестеро. Шесть разновозрастных непорочных дев, и каждая из них занимала свое место в строго установленной иерархии. Главной (и старшей по возрасту) была тридцатипятилетняя Теренция Руфилла, которая восемь лет назад сменила прежнюю верховную весталку, Клодию Конкордию Септиму, а теперь и ей самой осталось до конца служения всего один год, поскольку она была отдана в храм в нежном шестилетнем возрасте. Все девушки знали, что глава их маленькой общины думает лишь о том, как бы скопить побольше денег: выйдя из храма Весты навсегда, она надеялась, благодаря приданому и вопреки серенькой внешности и более чем зрелому возрасту, заполучить хорошего мужа. Иными словами, Теренция была не слишком строгой наставницей и охранницей для вверенных ее попечению белых голубок. За ней в хронологическом, если так можно выразиться, порядке, следовали тридцатилетняя Порция Северина, двадцатишестилетняя  Фабия Метелла и двадцатитрехлетняя Флавия Попиллия, прозванная из-за своего малого роста Воробушком. Замыкали это шествие две юные подружки: Руберия Камилла и сама Аврелия.

В их паре Руберия была заводилой. Аврелия боготворила свою подругу: та была уверенней, сообразительней и смелей, чем она сама, а к тому же, гораздо более красивой и веселой! В какой-то степени она заменила Аврелии сестру, по которой весталка скучала так, что иногда даже плакала по ночам.

- Ой! А я еще не закончила то, что мне сестра Теренция наказала сделать, - она горестно закусила губу и посмотрела на до смерти надоевшую прялку. Ну да ладно, еще не вечер: в конце концов, ляжет спать попозже, да и потом приказ идти по воду исходил от той же верховной весталки, что и приказ спрясть определенное количество шерстяной пряжи. – Я сейчас! Только кувшин захвачу!

И Аврелия, освобожденная от унылой работы, опрометью бросилась во дворик, чтобы схватить первый из попавшихся пустых кувшинов.

-Я готова! – прокричала она Руберии, - Идем же скорее!

Отредактировано Аврелия Косса (2015-06-24 16:59:43)

+1

4

Когда весталки важно вышли во двор, ликторы уже ждали их - могучие мужи с фасциями в руках. Топоры грозно высовывались из пучка березовых прутьев, перетянутых ремнями. Ликторы пошли вперед, заставляя расступаться прохожих, чтобы дать дорогу жрицам Весты.
Руберия Камилла была привычна к подобным прогулкам и не шла, а плыла сквозь толпу, глядя поверх людских голов взором, обращенным не к смертным, а к божеству. Но уголки ее губ то и дело лукаво подрагивали.
- Прогулка к источнику, это хорошо, - сказала Камилла Аврелии, когда они отошли от дома весталок. Говорила девушка тихо, чтобы не услышали ликторы. - Но я могу предложить кое-что поинтереснее.
Она хлопнула себя по груди, заставив монеты в кошельке звякнуть, и хитро подмигнула:
- Оставим наших Церберов у пещеры, пусть ждут. А сами сбежим на рынок, купим восточных благовоний и сладостей. Я знаю одну лавку, там египтянин продает самое лучшее розовое масло! Не бойся, - торопливо добавила она, предвидя сомнения подруги. - Я делала так сто раз, и никто ничего не заподозрил.

Отредактировано Руберия Камилла (2015-06-24 20:56:07)

+1

5

Аврелия бросила опасливый взгляд на мощные спины двух Аргусов. Ликторов она побаивалась, прекрасно зная, что они наушничают верховной весталке и великому понтифику на остальных служительниц Весты. Слежка за жрицами  входила в их обязанности, поэтому обижаться не стоило, но и вести себя нужно было с предельной осторожностью. От форума до Капенских ворот, за которыми находилась роща со священным источником, было не так уж и далеко, но ведь им с Руберией надо исхитриться обернуться так быстро, чтобы их сопровождающие ничего не заподозрили! Аврелия сосредоточенно нахмурила брови, пытаясь убедить самое себя, что никакого риска в этом нет. Источник Эгерии славился своими целебными свойствами, и к нему, помимо весталок, приходили те, кто хотел исцелиться сам или же набрать воды для хворающих родных и близких, не способных передвигаться самостоятельно. Насколько она помнила, ликторы, несмотря на свой устрашающий вид, были весьма общительны и никогда не упускали возможности завести разговор с какой-нибудь смазливой рабыней или еще не успевшей отцвести матроной, пришедшими со своими кувшинами, чтобы поклониться нимфе и попросить у нее целебной влаги. К закованной в мрамор чаше всегда выстраивалась длинная очередь, а потому и весталкам, и ликторам иногда приходилось подолгу ждать, причем охранники оставались снаружи, в то время как их подопечные заходили внутрь полутемного грота.

-Ох, Амата, попадет нам от Теренции Руфиллы, если она дознается о нашем проступке, - прошептала она подружке, но больше для того, чтобы очистить собственную совесть, поскольку ей очень хотелось заглянуть в лавку с благовониями.

+2

6

- Не бойся, сердечко! - Руберия Камилла хитро прищурилась. - Теренция Амата ничего не узнает. Она настолько погружена в размышления о божественном, вознося молитвы Юноне вместо Весты, что не замечает дела земные. Положись на меня и все будет хорошо.
Несмотря на раннее утро, на Рим уже спустилась жара. Солнце мгновенно накалило каменные дома и камни мостовых, а людской поток наполнял узкие улочки непередаваемыми ароматами жаренного лука, навоза, дорогих благовоний и тухлой рыбы. Другое дело, что для весталок, чьи посещения людных мест всегда ограничивались, подобная прогулка была счастьем.  Ликторы расчищали дорогу, расталкивая тех, кто не успевал убраться сам. Прохожие жались к стенам, давая дорогу служительницам Весты, и смотрели жадно и с любопытством.
За воротами города стало свежее. Дорогу здесь окаймляли заросли олеандра, создавая прохладную тень. Дикие сойки и голуби соревновались в пении, шныряя между веток. Где-то кукушка завела заунывные жалобы, а у ручья в низине трещал зимородок.
- Хорошо-то как, - Камилла откинула с лица покрывало, наслаждаясь ветерком. - Как я понимаю камин,* которые избрали местом обитания эту рощу. Я сама жила бы здесь. Купалась в источнике, загорала под луной и пела песни какому-нибудь царю, вроде Нумы Помпилия.
Последние слова она произнесла тише, чтобы услышала только подруга. Дорога была безлюдной, но впереди шли ликторы, а им не следовало знать, о чем мечтает девственная жрица.
__________________
*богини, покровительницы наук и искусств, тождественные древнегреческим музам.

+1

7

Аврелия то и дело перекладывала пустой кувшин из одной руки в другую: солнце немилосердно припекало и от быстрой ходьбы весталка порядочно разгорячилась и почувствовала легкую усталость. Так же, как и ее подруге, ей захотелось ненадолго присесть под одним из густолиственных кустов олеандра и немного отдохнуть, любуясь на звонкоголосых и бойких лесных певуний. А им еще предстоял обратный путь с полными кувшинами на голове! Она снова бросила взгляд на пару геркулесоподобных ликторов и подумала о том, что на них только  воду и возить: каждый легко дотащил бы до атрия не один, а два кувшина. Увы, эта тяжелая и неблагодарная работа была возложена на хрупкие плечи весталок...Руберия права: скинуть бы с себя тяжелые столы и броситься в прохладные струи ручья или Немийского озера...Откуда-то слева донесся сначала дробный стук, а потом и крик зеленого дятла, и весталка тут же повернула свою светловолосую головку в ту сторону, пытаясь рассмотреть доброго вестника среди крон могучего дуба, украшавшего левую сторону дороги.

- Слышишь, Амата? – зашептала она, трогая Руберию за руку. - Священная птица Марса знак подает, что сегодня удача нам будет сопутствовать

Аврелия повеселела и как будто обрела второе дыхание. Но тут же, противореча дятлу, справа несколько раз хрипло и сдавленно каркнул ворон, недвусмысленно предостерегая двух юных искательниц приключений о грозящих им неприятностях.* Личико весталки вытянулось от разочарования и досады, но она успокоила себя тем, что первое знамение всегда имеет большую силу, чем второе.

___________
*крик дятла и вороны считался благоприятным, когда слышался слева, но по отношению к ворону было как раз наоборот.

+1

8

В отличие от подруги, Камилла не обращала на приметы ровно никакого внимания. Пройдя еще несколько шагов, она снова подмигнула Аврелии и вдруг громко вскрикнула и остановилась. Ликторы обернулись, и весталка, ахая и охая на разные лады, пояснила:
- Неловко ступила... подвернула щиколотку... Ах, как больно! Но нам надо идти, - лицо ее исказило страдание, - нас ждут со священной  водой... Ах, как не вовремя...
Прихрамывая, она кое-как дошла до пещеры, в которой бил источник.
- Мне нужно немного отдохнуть, - страдальчески сказала Камилла, глядя на ликторов так проникновенно, что заподозрить ее можно было лишь в желании найти ближайшую скамеечку или камень, на который можно присесть. - А еще я помолюсь капенам,* чтобы они поскорее излечили меня... Иначе не знаю, как я преодолею дорогу до города... Да еще с кувшином, полным воды... Ждите нас здесь, - она строго ткнула пальцем, указывая, где следовало стоять ликторам, - и не входите в пещеру - вы можете разгневать капен, тогда мне будет еще хуже. И тогда понтифик и старшая Амата будут недовольны. вы же не хотите вызвать их недовольство?
Ликторы ничего подобного не хотели.
Поддерживаемая под локоть подругой, Камилла прошла под своды пещеры, где случилось чудесное преображение: приложив палец к губам, весталка схватила подругу за руку и как заяц помчалась с ней в обход бассейна с водой. С противоположной стороны от входа в сводах пещеры была трещина, оставшаяся после давнего землетрясения, через которую можно было без труда протиснуться наружу.
- Спрячем кувшины здесь, - Камилла отобрала кувшин у Аврелии и поставила их в маленькую нишу, скрытую камнем, - и бежим, бежим скорее!
Она весело похлопала себя по груди, заставляя монетки зазвенеть.

_______________________
*капены - этрусские нимфы источника, Эгерия была одной из них

Отредактировано Руберия Камилла (2015-06-28 16:09:42)

+2

9

- Ты точно не подвернула ногу, Амата? - обеспокоенно спросила Аврелия, хотя даже зайцу было бы ясно, что стройные ножки ее прелестной подруги не нуждаются в услугах лекаря. Тем не менее, весталка разволновалась, одновременно восхищаясь находчивостью и решительностью Руберии Камиллы, которой так легко удалось обвести вокруг пальца грозных церберов. Веселый звон монеток, однако, напомнил ей, что сама она не побеспокоилась о том, чтобы захватить с собой деньги. Представив, какие соблазны будут искушать ее в лавках, она  снова  пригорюнилась и сочла необходимым предупредить спутницу о своей невольно совершенной ошибке. Остановившись, она удержала нетерпеливую подружку, мечтавшую поскорее расстаться с ассами, дупондиями и сестерциями, а возможно - и с золотыми ауреусами:

- Руберия Амата, я оставила кошель в атрии! - Аврелии не удалось скрыть досаду и смущение, прозвучавшие в ее голосе так же скорбно, как звуки флейт и горнов, сопровождавших похоронную процессию.

Весталка знала, что ее подруга необыкновенно щедра и не позволит ей уйти из лавки без покупки, также она знала, что ее собственных сбережений, хранившихся в в атрии, хватит на то, чтобы сразу же вернуть подруге долг. Но тем не менее ей не хотелось, чтобы отсутствие кошеля обнаружилось в присутствии какого-нибудь тороватого лавочника.

----------
*асс, дупондий и сестерций - бронзовые римские монеты. подробное описание императорского чекана эпохи Юлиев-Клавдиев (27 до н.э. - 68 н.э.) см. здесь

Отредактировано Аврелия Косса (2015-06-29 07:56:57)

+2

10

В ответ Камилла лишь сестрински потрепала Аврелию по розовой щечке:
- Неужели я пожалею для тебя несколько монет? - улыбнулась она. - Выбирай все, что понравится, а я постараюсь от тебя не отстать! И с моей ногой все в порядке, не беспокойся.
Оказавшись на свободе и без сопровождающих, Камилла потянулась, раскидывая руки, словно собираясь обнять весь мир.
- Как же прекрасно избавиться иногда от этих тугодумов, что следят за каждым шагом! - воскликнула она и резво припустила по еле заметной тропинке. В одном месте тропинку пересекал ручей, и весталка привычно приподняла подол, перескакивая с камня на камень.
Взбежав на холм, девушки оказались возле Капенских ворот, подойдя к ним с другой стороны.
- Я хочу розовое масло, - загибала пальцы Камилла, - тертую фасоль, у меня как раз кончилась пудра, и золотую пыль, чтобы присыпать волосы. Тебе тоже неплохо было купить флакон, тогда твои волосы будут сиять, как у Венеры! Жаль, что мы носим покрывала, - она вздохнула с сожалением, - такая красота пропадает!

+2

11

Аврелия снова повеселела и сама принялась мысленно составлять длинный список чудодейственных снадобий, которые были призваны сделать ее и без того привлекательную внешность поистине ослепительной! Но упоминание о покрывалах направило поток ее мыслей совершенно в иное русло.

Красота действительно пропадала зазря. Ей уже исполнилось восемнадцать: в этом преклонном возрасте все ее ровесницы уже давно были почтенными матронами, обремененными несколькими  пухлощекими и ясноглазыми малышами. Ей же предстояло ходить под покрывалом еще целых двадцать лет и два года без малейшей надежды вызвать к себе интерес какого-нибудь всадника или квестора. Впрочем, на роль мужа подошел бы и народный трибун: будет ли ей до выборов, когда она превратится в перезревшую сорокалетнюю девственницу! Белокожая весталка вспыхнула, вспомнив, как долгими бессонными ночами ее нежные белые ручки тянулись совсем не туда, куда бы им следовало, и удержала подругу за край столы:

-Амата, - спросила она, все еще пылая румянцем, - Ты когда-нибудь думаешь о...мужчинах? То есть не о мужчинах вообще, а о том единственном и несравненном, с кем могла бы разделить ложе и все остальное?

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-02 08:45:00)

+1

12

Прежде, чем ответить, Камилла оглянулась. Так, на всякий случай. Мало ли чьи уши могут оказаться поблизости. Потом она тихо засмеялась и притянула Аврелию к себе, прижавшись губами к ее уху через покрывало.
- Кто же помешает мне думать о нем, глупышка?
Отпустив подругу и посмеиваясь, весталка на правах старшей завела длинную нравоучительную речь, но лицо ее пылало таким молодым задором и весельем, что умные слова, похоже, пропадали втуне:
- Когда весталка покидает храм по окончании своего служения, она может выйти замуж. Но зачем, ответь мне? Что значит муж? Это господин, хозяин, и не всегда хороший хозяин, скажу тебе. Как же мне, привыкшей к всеобщему поклонению и уважению, добровольно надеть ярмо на шею? Сидеть за прялкой и не показывать носа из дома? Мне?! Той, которая проезжала на колеснице по главной улице Рима, когда даже сенаторы уступали дорогу? Нет, такая жизнь не для меня. Стерпеть власть мужчины можно только в одном случае - если он бог. Да! Вот если бог предложит мне свою любовь, я соглашусь не раздумывая. Ты трепещешь? Тебе страшно? Но вспомни Сильвию, которая родила близнецов от Марса? Теперь она богиня. Я сын гречанки Семелы стал богом Бахусом и воскресил свою мать. Мало ли таких примеров в нашей истории? Быть любимой богом - вот истинное величие.
Она опять оглянулась и добавила тише:
- Познав силу божественных объятий невольно перестаешь бояться смерти...
Она намекала на обычай умерщвлять весталок, нарушивших обет девства.
- Но почему ты спрашиваешь, Амата? - она наконец-то очнулась от грёз и с удивлением посмотрела на Аврелию. - Не хочешь ли ты сказать, что... Не вздумай снизойти до мужчины! Наказание будет страшным, а я умру от горя! Подумай обо мне и о своих родственниках!

+2

13

Слушая подругу, Аврелия задумчиво смотрела на пышные кусты диких роз, привольно разросшихся у Капенских ворот и уже успевших расцвести алыми и белыми созвездиями любимых цветов Венеры, над которыми кружили сладострастные пчелки. Не удержавшись, весталка протянула руку и сорвала белую благоуханную розу, но при этом укололась о шипы так, что невольно вскрикнула. Однако чуда не произошло: болезненный укол не заставил кровоточить ее тонкий пальчик: ни капли крови не выступило на розовой подушечке и потому ей не удалось, подобно богине любви, превратить белый цветок в алый.

- Смотри, Амата, как свежа и прелестна эта питомица Флоры! – промолвила она, протягивая священный цветок Руберии Камилле, -  Но пройдет всего несколько дней – и она увянет и засохнет...Я не хочу иссушить свою молодость у вечного огня богини. Я бы предпочла служить ей в своем собственном доме, поддерживая неугасимый огонь в семейном очаге в присутствии любимых детей и милого моему сердцу супруга. Ты заслуживаешь внимания не простого смертного, а бога, это правда! – Аврелия ничуть не кривила душой, говоря эти слова: она действительно считала свою подругу достойной всего самого лучшего, что может преподнести в дар Фортуна, - Но я...я не хочу ничего, кроме той же скромной, но счастливой доли, какая выпала моей матушке и вскоре выпадет моей младшей сестре.

Сестра весталки, Аврелия Секунда, нетерпеливо ожидала дня свадьбы и вместе с матерью посещала самые богатые лавки, отбирая лучшие ткани для свадебного наряда и брачного ложа, и роскошные украшения, которые собиралась надевать, став матроной.

_______
Роза, священный цветок Венеры, изначально была белой, но, согласно легенде, в тот момент,  когда богиня любви спешила на помощь умирающему Адонису, колючка впилась ей в ногу и капли крови упали на белые лепестки, обагрив их и изменив окраску цветка.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-05 09:48:15)

+3

14

Камилла лишь отмахнулась от речей подруги, которые казались ей слишком незрелыми, слишком приземленными.
- И будет она рожать детей каждый год, - сказала она немного раздраженно, - и зачахнет к двадцати пяти годам, превратится в сухую фигу. А муж будет изменять ей  или разведется, женившись на более выгодной партии. Или будет побивать ее за каждое неугодное слово или просто так, ради забавы. Прости, сердечко, но я лучше тебя знаю, что такое семейная жизнь. Мои родители, сделав меня, ни разу больше не встретились и жили каждый сам по себе, бросив меня на руки бабке. Поэтому не трать красноречия и высоких слов насчет предназначения цветов и людей. Мы с тобой - избранные, и судьба у нас должна быть отличной от простых смертных.
Пробираясь многолюдной улицей, весталки вынуждены были прижаться к стене, пропуская кортеж самого императора. Император ехал в паланкине - в одеждах цвета аметиста, обмахиваясь веером из павлиньих перьев и глядя величественным взором поверх толпы. Впереди бежали ликторы, разгоняя зевак и награждая их ударами без особых раздумий.
Камилла сжала руку Аврелии так, что на коже остались белые пятна. Как завороженная она смотрела на гордый профиль императора.
- Он прекрасен, верно? - шепнула она подруге. - Он божественен! А какой красивый у него голос! Как Орфей укрощал диких животных, так и он укрощает людские сердца пением. Я бы пошла за ним на край света! И даже дальше, в пещеры Гадеса!

+2

15

Аврелия не была столь высокого мнения о божественном императоре: хорошо поставленный голос не мог замаскировать громкий хор пороков, которым предавался великий понтифик. А то, как он поступил со своей первой женой, разведясь с нею ради распутницы Поппеи Сабины, никак не могло изменить мнение о нем служительницы богини семейного очага в лучшую сторону. Но, как известно, об императоре либо хорошо, либо ничего.

-Император - тоже мужчина, - только и возразила она на пылкий панегирик подруги. - А тебе известно, что бывает с теми, кто позволит мужской руке хотя бы прикоснуться к кромке столы весталки. Давай лучше обратим свои взоры на предметы более приземленные, но не менее прекрасные: я знаю, что вон в той лавке торгуют наилучшими аметистами. Тебе, Руберия, очень подошло бы колье из этих благородных камней: они оттенили бы цвет твоих прекрасных синих глаз, сделали бы его еще насыщеннее и ярче! А себе я хочу купить зонтик: последнее время солнце так нещадно жжет!

Отредактировано Аврелия Косса (2015-07-15 16:00:14)

+2

16

С трудом оторвавшись от созерцания божественного императора, Руберия Камилла вняла советам подруги и занялась драгоценностями, выставленными в ювелирной лавке. Трое нубийцев стояли у входа и зорко присматривались к покупателям и покупательницам. а сам хозяин - бойкий сириец, говоривший на латыни так быстро, что его едва можно было понять, нахваливал товар.
Заметив, что весталки облюбовали ожерелье из сапфиров, оправленных в золото, он закружил вокруг девушек, как шмель вокруг цветов:
- Эти несравненные, великолепные камни из Индии, мои прекрасные госпожи, - затараторил он. - если посмотреть на свет, в каждом из них виден зеленоватый огонек - это отличительный знак истинных индийских камней! Знаете ли вы, как их добывают? Самые лучшие сапфиры хранятся в долине змей, туда невозможно попасть человеку, потому что змеи там так и кишат и набрасываются на любого, кто осмелится покуситься на их владения! Но мы, торговцы, знаем, как угодить красавицам, которые только и мечтают украсить себя! Мы забиваем баранов и бросаем туши в долину. На горах, которые окружают долину, обитают огромные орлы. Они летят вниз, хватают туши, к которым прилипают сапфиры, и волокут их в гнездо, к птенцам. В это время мы криками и ударами мечей об щиты пугаем птиц. Орлы роняют туши, и нам остается только собрать эти прекрасные, несравненные камни, чтобы привезти их для вашего любования, госпожи мои.
Камилла так и покатилась со смеху, слушая этот рассказ из уст торговца. Невозможно было представить, чтобы этот изнеженный человек добывал свой товар где-то в горах, с помощью орлов и бараньих туш.

+2

17

Аврелия  слушала рассказ торговца, приоткрыв рот от удивления и бесхитростного восторга: не страдая отсутствием ума, юная жрица Весты тем не менее по-прежнему во многом оставалась наивной, как дитя, и поначалу приняла байку сирийца за чистую монету. Этому способствовало и живое воображение, которым наделил ее то ли Аполлон, то ли одна из его муз. Пока сириец стрекотал, как счастливая Анакреонова цикада*, юная весталка представляла себе картину, которая  для нее была настолько же яркой, как мозаичные панно на стенах триклиния в отцовском доме: на них, к слову сказать, были изображены двенадцать подвигов Геркулеса, по три на каждой из стен. И вот два из них, располагавшихся по соседству на западной стене, а именно – убийство Лернейской гидры и истребление Стимфалийских птиц**, слились в единой целое и Аврелия представила себе не борения греческого героя, а битву змееподобного чудища с ужасными железноклювыми птицами.

Но когда ее подруга весело рассмеялась, показывая как мало она ценит досужие выдумки торговца, Аврелия очнулась от волшебного полусна и низко опустила голову, чтобы скрыть румянец смущения за свою детскую доверчивость. Сапфиры и впрямь были чудесны, и весталка обратилась к своей подруге:

-Купи это ожерелье, Амата! Хотя я и уверена, что сияние твоих божественных синих глаз затмит блеск самоцветов...

Она взяла с прилавка ожерелье, приложила его к смуглой и гладкой, как китайский шелк, шейке Руберии Камиллы и взволнованно воскликнула:

-Ах! Если бы великий понтифик проехал мимо нас сейчас, он бы на мгновение ослеп от твоей красоты, оттененной этими чудесными камнями!

__________________
*Греческий поэт Анакреон посвятил одну из своих од цикаде )
**2-й и 3-й из подвигов Геракла, если располагать их в хронологическом порядке

Отредактировано Аврелия Косса (2015-08-14 20:26:13)

+3

18

- Что ты, сердечко, - скромно ответила Камилла, тем не менее, с огромным удовольствием разглядывая себя в зеркало, которое услужливо подставил торговец, ничуть не смущенный тем, что его рассказ вызвал смех. - Понтифик и не взглянет на меня, ничтожную. Перед его глазами - сотни и тысячи самых красивых женщин Рима, а драгоценные камни, он, говорят, как та египетская царица, есть золотой ложкой. Но ты права, камни хороши, и я куплю их.
Она начала торговаться, и была весьма неуступчива в цене. Торговец начал горячиться, весталка разрумянилась, и голоса их звучали все громче и громче.
- Если ты заплатишь столько, сколько положено, о Амата, - заявил, наконец, торговец, - я добавлю к этим несравненным камням одно редкое снадобье, которое привез из Сирии.
- Что же это за снадобье? - поинтересовалась Камилла. - Не то ли, которое позволяет снимать драгоценные камни с туш?
- Вовсе нет! - торговец принял таинственный вид и поднял указательный палец. - Это снадобье, которое позволяет женщине привлечь внимание мужчины, даже если она одета в рубище и обрила волосы на голове!
- Корень имбиря! Вот удивил! - фыркнула Руберия. - Да ему цена - два медных гроша и толку на столько же!
- Нет, это совсем другое снадобье! Не имбирь, не корица, не печень обезьяны! Это то, что используют жрицы восточной богини Кибелы, чтобы завлекать мужчин для своих кровавых обрядов! И ни один не может противиться, потому что это снадобье отнимает у мужчин ум и делает желанной любую женщину, которая им владеет!
- Лжец и богохульник, - прошептала Камилла, но глаза ее заблестели ненасытно. - Мы - девственные жрицы Весты, а ты предлагаешь нам такое противное нашему статусу снадобье?
- Так ты ведь не всегда будешь жрицей, моя госпожа, - хитро отозвался торговец. - Пройдет время, красота увянет, но останется зелье Кибелы, которое поможет тебе царить над мужчинами!
- Я не буду его покупать, - заявила Камилла, - но хочу посмотреть. Просто, из любопытства, - пояснила она подруге.
- Слушаю и повинуюсь, - торговец на мгновенье скрылся за занавеской и появился вновь, осторожно и с благоговением держа флакон из темного стекла, закрытый турмалиновой пробкой. - Вот оно, благословение Кибелы!
- Его надо пить самой или подлить в вино мужчине? - взволнованно спросила весталка, позабыв даже про ожерелье.
- Нет, пить не нужно. Достаточно нанести на тело, как благовония.
- Дай сюда! - Руберия выхватила флакон, вынула пробку и понюхала. - Обманщик! Оно ничем не пахнет!
- Так и должно быть. Оно не имеет запаха, но действует лучше мускуса.
Нехотя вернув снадобье, весталка отсчитала столько золотых, сколько называл торговец.
- Вот, возьми! Я утомилась в споре с тобой и не желаю слушать твое вранье про колдовские зелья! Идем, сердечко! - она подхватила Аврелию под руку и потащила ее из лавки на улицу. - Посмотрим товар в другом месте, здесь дорого, да и хозяин - лгун!

+3

19

Аврелия неохотно последовала за своей решительной подругой, оглядываясь на флакон с приворотным зельем, который так и манил ее к себе. Самой ей это снадобье было не нужно, но пока Руберия разговаривала с торговцем, юная весталка думала о том, как хорошо было бы преподнести подобный полезный и практичный подарок сестре в день ее свадьбы. Разумеется, втайне ото всех, как дополнение к основному! Сын Публия Аврелия Стация ( а именно он должен был в недалеком будущем вывести ее сестру из-под отцовской власти и опеки, взяв Аврелию Секунду в жены), слыл человеком холодным, равнодушным  и высокомерным, и весталка опасалась, что эти качества характера вполне могут проявиться и на супружеском ложе.

Она уже почти убедила самое себя в необходимости приобрести волшебную склянку, и даже остановилась, желая вернуться в лавку, хотя Руберия тянула ее за собой очень настойчиво. Но тут весталка вспомнила, что забыла деньги в атрии, а судя по тому, что она только что услышала, ее подруга вряд ли даст ей несколько монет из своих запасов:  просто потому, что считает зелье подделкой, а продавца - лгуном и обманщиком. Тем не менее Аврелия хорошенько запомнила местоположение лавки и ее внешний вид и решила, что завтра отправит сюда свою рабыню Фортунату. Поскольку Фортуната была по происхождению египтянкой, она неплохо разбиралась в ухищрениях, к которым прибегали женщины, желавшие понравиться мужчине. Вот пусть и выступит в роли дегустатора, так сказать: снимет пробу с зелья, понюхает, проверит цвет и густоту жидкости и задаст сирийцу несколько проницательных вопросов. Но главное - купит это снадобье как будто бы для своих собственных нужд. Аврелия понимала, что даже сам факт подобной покупки мог подорвать ее репутацию непорочной девы, которую она берегла как зеницу ока.

-Так куда мы идем? - спросила она Руберию, больше не делая попыток отнять руку. - Может быть, заглянем в лавку, торгующую сластями?

+3

20

- Прекрасная мысль! - оживилась Камилла, резко поворачивая к лавке, возле которой сидел чернокожий мальчик-раб, размахивающий палкой, на конце которой были привязаны длинные шелковые ленты, чтобы отгонять непрошеных гостей - мух и пчел. - Сладости! Конечно же, сладости! Я очень хочу кусочек пирога с орехами и медом! Давай-ка, выберем самые сладкие, самые рассыпчатые кусочки!
Они уже подошли к лавке, когда Камилла вдруг ахнула и стала рассматривать мостовую вокруг, держась за мочку левого уха.
- О боги! я потеряла сережку! - сказала она, демонстрируя подруге розовое ушко, с проколотой мочкой. - Наверное, это случилось в лавке того проклятого торговца, который заморочил нас лживыми рассказами! Вот что, Аврелия, сердечко, ты пока купи нам чего-нибудь полакомиться, а я быстренько сбегаю в лавку к тому сыну Меркурия, поищу серьгу. Я быстро! ты даже не успеешь соскучиться!
Сунув в руку подруге несколько золотых, Камилла бегом припустила вниз по улице и вскоре исчезла с глаз.
Оказавшись у заветной лавки, весталка перевела дух и первым делом вдела в ушко серьгу, которую предусмотрительно вынула, чтобы найти предлог вернуться, а потом величественно взошла по ступеням. Увидев ее, торговец без слов протянул девушке флакон с турмалиновой кнопкой.
- Значит, нанести на тело, как благовония? - спросила Камилла, волнуясь.
- И ни один мужчина не останется равнодушным к тебе, даже если он слепой, - торжественно подтвердил торговец. - Десять золотых, несравненная, и это чудодейственное снадобье - твое.
Весталка не торгуясь отсчитала нужную сумму, спрятала флакон за пазуху и поспешила обратно, чтобы обрадовать подругу, что пропажа нашлась.

+3

21

В лавке торговца сладостями было шумно: у прилавка толпились девушки и матроны разного возраста и комплекции, и гомонили, как стая сорок, пытаясь привлечь внимание хозяина, который и без того сбивался с ног, пытаясь угодить всем сразу. Но при появлении служительницы Весты говорливые римлянки замолчали и почтительно расступились, давая ей возможность подойти и выбрать себе лакомство по вкусу. Смущенная вниманием, которого она совсем не желала, юная весталка густо покраснела, но тем не менее воспользовалась предоставленной ей возможностью быть обслуженной без очереди. Одарив своих случайных товарок и торговца тихим приветствием и пожеланием доброго здравия, она подошла к невысокому, но широкому прилавку, на котором в  корзинах были выставлено напоказ все, что  могло порадовать душу и нёбо самой взыскательной лакомки. Сразу же попросив для подруги фунт рассыпчатого и нарезанного на квадратики пирога с орехами и медом, она задумалась, что же купить себе. Признаться, выбор был велик: глаза разбегались, глядя на изобилие, и хотя Аврелия знала, что излишек сладкого может нанести непоправимый вред ее жемчужным зубкам, которыми она немало гордилась ( об этом неустанно предупреждал всех ее домашних личный лекарь отца), устоять было невозможно. Тут были и финики, начиненные зернами пинии и как следует протомленные в красном вине, и посыпанный жгучим красным перцем яично-медовый десерт, и закуска из абрикосов с мятой, и виноградное печенье, замешанное на твороге, и  отваренные в вине груши с кумином и черным перцем

Наконец Аврелия остановила свой выбор на медовых шариках, обжаренных в оливковом масле и посыпанных маком**

- Шесть штук, - сказала она торговцу, но тут же спохватилась и поправилась, - Нет, три!

Расплатившись и уступив место вновь зашумевшим товаркам, она вышла на еще более шумную улицу и остановилась, поджидая свою Амату. К ней тут же подлетел рой мух, привлеченный ароматом сладостей, прикрытых льняной салфеткой. Чернокожий мальчик-раб замахал своим опахалом еще сильнее, стараясь обезопасить белокурую красавицу от назойливых поклонниц. Аврелия откинула салфетку и протянула корзинку мальчишке:

-Угощайся!

__________
*римский фунт — 327 г
**популярное древнеримское лакомство под названием «глобули»

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-07 17:29:09)

+4

22

Добежав до лавки со сладостями, Камилла совсем запыхалась. Но успела как раз вовремя, чтобы с возмущением перехватить корзинку, которую Аврелия протягивала, желая поделиться лакомством. И кому протягивала! Рабу! Чернокожему!
- Что же ты делаешь, сердечко! - воскликнула Камилла, прикладывая ладонь к груди, словно пытаясь отдышаться, а на самом деле проверяя - на месте ли ее сокровище, флакон с турмалиновой пробкой. - Твоя доброта уже переходит в глупость! Нечего баловать этих лентяев сладким. Давай-ка поспешим к источнику, мы задержались из-за этого лживого торговца, как бы наше отсутствие не заметили!
И схватив причитающийся ей кусочек орехового пирога, Камилла с наслаждением вонзила в него острые зубки, а сама потащила Аврелию по направлению к Капенским воротам.
И хотя порывистость и решительность были отличительными чертами Камиллы, в этот раз она была слишком порывиста и решительна. Щеки ее разгорелись, глаза сияли совершенно неземным светом, а с губ то и дело срывался беспричинный смех.
- Город опьянил меня, - она постаралась объяснить подруге свое странное поведение. - Как только вижу драгоценности - становлюсь сама не своя! Надо скорее остыть, умыться из источника и вернуться к прежней жизни!

+1

23

Аврелия все же успела сунуть в детскую ручонку два сладких шарика и покорно последовала за подругой, быстрота которой могла сравниться разве что с молнией Юпитера.

- Умыться можно и в атрии! – робко возразила она, уворачиваясь от ручной тележки, которую толкал перед собой брат-близнец чернокожего мальчишки с опахалом. В тележке , сгорбившись и уныло повесив длинный нос, дремал старик, закутанный в лоскутное одеяло. Его юный раб зазевался и не успел уступить дорогу двум весталкам, как того требовали правила. Аврелия решила, что мальчишка везет своего господина к какому-нибудь лекарю, коих в Риме было пруд пруди, однако умелых и знающих можно было пересчитать на пальцах одной руки.

- Да, и забери свои деньги обратно, раз уж мы больше ничего покупать не будем...Я совсем немного потратила: всего четыре обола, - добавила она, будто оправдываясь, и протянула подруге горстку монет, в которой теперь, кроме золотых, были и медные: сдача, полученная от торговца сладостями

0

24

- До атрия еще добраться надо, а меня уже палит, как от поцелуев Феба! - засмеялась Камилла, забирая деньги у подруги.
Она была в приподнятом настроении и даже пританцовывала, спеша выйти из Рима. Проходя мимо того места, где весталкам повстречался кортеж императора, Камилла невольно окинула улицу взглядом, словно наяву увидев великолепного Нерона в окружении свиты.
Теперь у нее было тайное средство для привлечения внимания божественного Августа, если торговец не обманул насчет чудодейственной силы снадобья. Надо будет спрятать заветный флакон с турмалиновой кнопкой в сундук в своей комнате, спрятав подальше от любопытных глаз. Ведь вдруг старшей весталке вздумается обыскать вещи жриц - такое часто практиковалось, чтобы следить за чистотой служения сестер.

+1

25

-Да, действительно жарко, - согласилась Аврелия, по-прежнему недоумевая, для чего ее подруге вздумалось прервать захватывающе интересное путешествие по торговым рядам и отправиться к Капенским воротам. – Если бы мы задержались во владениях Меркурия совсем ненадолго, купили бы по зонтику, тогда и поцелуи Феба не казались бы тебе такими горячими.

Аврелия с унынием вспомнила о том, что в атрии ее ждет прялка и незаконченная работа, порученная старшей весталкой. А еще ей не терпелось поскорее отправить Фортунату к сирийцу, чтобы та забрала любовное снадобье, отвергнутое Руберией Камиллой, а также приобрела для своей белокожей госпожи зонтик от солнца, изготовленный умельцем из страны шелка.

Отредактировано Аврелия Косса (2015-09-16 14:23:41)

+1

26

Камилла потрепала подругу по нежной щечке:
- Не грусти, сердечко! Обещаю, что скоро мы снова посетим торговые ряды. И тогда не будем торопиться, и принесем меркурию достойную жертву!
На самом деле, торопливость весталки была связана лишь с обретенным сокровищем. Ах, как жаль, что нельзя сразу испробовать его. Весталка - это не девушка с улицы, и даже не матрона, которая может коснуться мужчины без обвинений в нарушении целомудрия. А вдруг торговец обманул? Камилла даже ощутила холодок в сердце. На что только не пойдут эти продажные люди, чтобы получить лишний золотой! Нет, драгоценное снадобье надо испытать, как можно скорее. Чтобы в случае неудачи потребовать обманщика к ответу и вернуть деньги. Но на ком, на ком же испытать?
Эти мысли так захватили хорошенькую головку темноволосой весталки, что даже лицо ее стало серьезным, а между бровей пролегла морщинка - куда только делось веселье, охватившее ее четверть часа назад? Опрыскать редкостными благовониями служанку и отправить ее на форум? Но как тогда проверить действие снадобья? Довериться ее словам?
Совсем недетские муки терзали душу Камиллы. Тем временем, девушки подошли к пещере и проскользнули внутрь, не замеченные никем, а тем паче - своими охранниками. Кувшины ждали их, и Капенский источник никуда не исчез - так же лил  слезы, оплакивая давно умершего царя.

0


Вы здесь » Рим. Принцип талиона. » Настоящее » Слаще нимфеиных слез аромат благовоний